«Есть ли такая волшебная дверь, чтобы кто-то прошёл сквозь неё и спас тебя?
И кто это будет, не знаешь? Я знаю. Никто. Теперь уже никто тебя не сможет спасти.
Ты извлёк из этого мира для себя всё, что только мог. Теперь тебе только одно остаётся:
достать свой грёбаный меч, потому что больше у тебя ничего не осталось. Как у меня.»

Зачем он, со своим щитом, здесь вдали
Остался? Лишь только чтоб стоять среди дороги
Наперекор тем недругам, что до него дошли!
Оскалом волчьим ухмылялся… вспомнят ли
Его – среди оставшихся в пыли
Им высланных на смерть – столь многих?

Игровое имя: Бьёрн
Пол: Мужской
Возраст: 25 лет
Cтатус: Жив
Раса: Человек
Народность: Штормград
Мировоззрение: Законопослушно-доброе
Класс: Воин


I. Лица наших отцов

1

Время – лицо на воде. Когда медленное и спокойное, а когда быстрое и тревожное. Всегда одно, но никогда не твоё. Каждый раз новый взгляд, другие глаза. Иногда тёмные, как омут, и в них ты тонешь безвозвратно, как в бездонной яме. Иногда голубые, с крапинкой цвета выгоревшей джинсы, и в них хочется купаться до одури. Порхать в них, лучезарно и безмятежно, чтобы они держали тебя, чтобы они любили тебя и не отпускали до конца жизни. Чтобы можно было услышать от них заветные слова:
– Если ты любишь меня, так люби, куджо.
Но чаще то лицо на воде – грозовое, и оно мечет беззвучные молнии в тебя, словно грозит: “Не будет тебе покоя, и назад ты не вернёшься никогда. Ни в этой жизни, ни во всех существующих.” Нет покоя в этих лицах на воде. Они сменяют друг друга, раздваиваются и соединяются обратно в общем потоке. И движется он всегда в одном направлении – только вперёд, и никогда назад. Сколько не пытайся тормозить его руками, остановить, чтобы задержать и увидеть самые лучшие мгновения, любимые лица… Их уже не вернуть. Ты не сможешь войти дважды в одну и ту же реку, как бы сильно не хотел.
Они редкие, эти лица на воде, но добрые и светлые. И хоть их путь короток, а наша с ними встреча никогда уже не повторится, быть может, именно ради них мы и продолжаем жить? Мы всматриваемся в самую грязную молочную пургу из песка, ила и травы в воде, пока она не очистится и не станет прозрачной. И ведь так радостно бывает, что после белых мутных струй видишь чистое лицо – твой отголосок счастливого времени. Далёкого, полного радости и тепла. Оно улыбается тебе, и нет на свете улыбки ярче, любимее.
А потом всё ускользает. Улыбки, глаза. Но лица остаются. Лица есть всегда, и ни одно из них не может повстречаться тебе дважды, потому что время – лицо на воде. А вода на то и вода, чтобы течь.

2

Смотри, как он прощается со своим последним воспоминанием об упущенных мгновениях триумфа. Их было много, о да, очень много на его пути. Все они выскользнули из его рук, потому что это и есть его жизнь и его суть – потеря. Смотри, как он раз за разом оборачивается, чтобы посмотреть им вслед, не находя сил забыть о них и сказать последнее “прощай”. Он возвращается к своим проигрышам и ошибкам с непристойной для мужчины регулярностью, и каждый раз терзает себя этим всё сильнее и сильнее. Он не отпускает их, эти мимолётные встречи со своим давнишним проклятием повторяющихся раз за разом ошибок, потому что без них он – ничто, и потому что судьба его – колесо, неуклонно вращается и возвращает его в начало, где он вновь встречается со своими неудачами. Но всё это в прошлом, слишком далёком и жалком времени. Смотри, как теперь он стоит на распутье судеб и истекает кровью. Смотри, как он кричит. Его глаза горят, его сердце пылает огнём неукротимой воли, потому что только это и у него осталось. Он разводит руки и скандирует во весь дух:

– Вот он, последний из рода Эльда! Я не уронил чести! Я всё ещё держу меч своего отца!
Я хочу, чтобы вы смотрели, смотрели очень хорошо. Потому что это последний раз, когда он оборачивается назад, смотрит на свои ошибки и сожалеет о них. В последний раз он обращается к своему единственному за всю жизнь триумфу, который всё же смог ухватить за вертлявую косу: он в кругу друзей, празднующих праздник. Они пьют и поют песни за общим столом, в свете апрельских углей камина. Здесь он в последний раз вместе с ними, со своей семьёй, здесь они – единство из множества. Настойчивые в достижении цели, сильные в любви и верные друг другу. Продолжение их истории скрывается в тени вместе с остывшим огнём камина, и их единство распадается. А когда распадается единство сердец, любящих друг друга, конец наступает быстро.
Я могу сказать вам, что он прошёл многие мили перед тем, как прервать свой поход. Я могу сказать вам, что часы полностью остановились там, где он падал в пустоту посмертия между мирами. Я могу сказать, что его мысли в последние минуты жизни были правильными. Он думал о том, что его совесть спокойна, и, несмотря на то, что он не ушёл счастливым человеком, в своей жизни он сделал всё правильно. Здесь темнота скрывает его от чужих глаз, и он должен идти в ней один через пустоши. Скажите: горе.
Потому что он больше не оборачивается назад.

3

На его пути не было преград, которые заставили бы его обратить на себя внимание. Не было таинственного человека в чёрном, олицетворяющего жестокого, надменного антагониста в этой истории. Не было ужасных драконов, испепеляющих своим огненным дыханием жадных авантюристов на затерянных тропах среди хребтов скал. Жестокие разбойники на тракте не прятались в засаде среди широких кустов и тяжёлых теней деревьев. Из всех возможных угроз не было ничего, что могло бы заставить его вспомнить саднящие сердце чувства к своим недругам. Он не преследовал цели найти и убить кровного врага, воспылать к нему ненавистью и желанием мести. Всё это когда-то было частью него, неотъемлемой частью жизни. Частью, породившей в нём гордыню, гнев и безумие. Всё осталось далеко позади, там, где простираются мёртвые пустоши между мирами живых и мёртвых, среди презренной отравленной земли. Эти чувства не имеют смысла в ключевом, срединном мире, в котором он идёт по дорогам величественных лесов, заснеженных гор и бескрайних пустыней. Мир в центре всего сущего, в котором ключевым фактором является неотвратимость назначенной судьбы и назначенное на неё время. Здесь важно лишь то, что у него на уме, и что находится в его поклаже за спиной.
Странники всегда собирают с собой всё самое необходимое для долгого пути, чтобы встретить самые неожиданные проблемы подготовленными. Долгосрочный провиант из сушёного мяса и хлебцев, инструменты ориентирования и предметы кочевого быта. Всё так, я говорю правильно, потому что его дом уже слишком далёко, и не будь он подготовленным, то не прошёл бы и первой сотни миль на пути к своей цели.
Его одежда легкая и компактная, сидит на нём по фигуре, защищает его от дождей и пронизывающих ветров уже около года всех странствий ещё с прошлой жизни. Ворот рубашки, потерявшей цвет от времени, расслабленно распахнут, а сыромятный шнурок переплетается в нескольких петельках, кроме самых верхних. Его тёмный плащ с капюшоном шуршит по земле потёртым подолом, следуя за ним по пятам. В крепкие походные сапоги с высоким голенищем, чьи носки уже сбились и потеряли насыщенный оттенок кожи, заправлены штаны из грубой саржи, сморщенные и растянутые где только можно.
На этих вещах шрамов больше, чем на его теле. Его кожа стерильно чиста, как у нецелованного юноши: ни от меча, ни от стрелы, ни от колдовских заклинаний нет и единой отметины. Его последними шрамами стали ломкие вьющиеся волосы, чей каштановый цвет потерял свою насыщенность, оставшись бледным, выгоревшим, и россыпь сухих морщин на лбу, щеках и у глаз. Круглые зубы уже давно не сверкали в светлой улыбке, а бледно-зелёные глаза теперь вряд ли способны проявить всю палитру красок хоть искренней радости, хоть горя, хоть счастья или даже злости без тяжёлой тени равнодушия и апатии. Мускулы его квадратного лица потеряли способность улыбаться, смеяться, и теперь ямочки исчезли с его щёк, в точности как и все шрамы на коже. Он возмутительно худ в сравнении со своей физической формой в лучшие года: некогда крепкие руки выглядят куда более бедно, нежели руки настоящего воина; мышцы кора больше не секутся на спине, груди и животе, утратив прежнюю силу, а эстетики его физического отличия просто-напросто больше не существует. Ни красота тела, ни объём мускул уже не важны. Все особенности и следы на теле стали ещё одним истончённым до прозрачности воспоминанием прошлой жизни. Быть может, их никогда и не было?

Может быть все они лишь фантомы какой-то чужой, неродной жизни, которую он так смутно помнит, будто бы это чей-то невнятный рассказ в потёмках? Что если это всего-навсего навеянный дурным сном мираж страшной сказки с несуществующими персонажами, городами и странами? Он помнит все их лица, имена, истории жизни, ведь со всеми ними он встречался лично. Но было ли это на самом деле? Или всё это плохой сон, а может наваждение? Возможно ли помнить то, чего никогда не случалось, и знать то, что никогда не было открыто?
– Я умер! Я был мёртв, этого не могло случится!
– Нет, ведь я жив! Я лично прошёл через всё это!
Две параллели воспоминаний расходятся из единой линии целостной памяти и теперь враждуют друг между другом, борясь за право называться истинной. Он помнит тех людей, что были ему друзьями, но точно знает то, что все воспоминания о них эфемерны. Он принимает их, как человек принимает факт своего существования, и больше не думает об этом. Он думает о том, что ему ещё надлежит сделать в будущем, и какой ценой придётся добиться этого. Его сердце не чествует в себе нерешимости и гонит её прочь, а горькое сожаление не находит себе скромного закутка в его душе, чтобы поселится там и прорасти до размеров нечистой совести. Бесчувственная меланхолия тесно соседствует с неукротимым зовом долга, чувством обязательства перед своим наследием и самим собой. Она уже превратила его в чудовище, отравила его душу своей каменной невозмутимостью, отрешённостью и безразличием к окружающему хаосу. Лица на воде смеются над ним, бранят на чём свет стоит, кричат и плачут, но теперь даже они бессильны перед его решением. Перед неумолимым, беспощадным в своей беспрекословности и решительности словом человека, который когда-то добровольно пришёл на собственную казнь. Решением, положившим конец его сомнениям, тревогам. Тусклое пламя страсти поддерживает в нём жизнь, заставляет делать всё новые и новые шаги вперёд, не останавливаясь, не оглядываясь, не сомневаясь. И если судьба его – колесо, и все невзгоды рано или поздно вернуться к нему, то он готов вновь встретиться с ними без сожаления.

4

Многое можно сказать о его пристрастиях, хобби, привычках или наоборот, о самых нелюбимых и чуждых вещах. О том, что он предпочитает в выпивке самый простой алкоголь, пиво и эль, а на особый случай – бренди. О том, что его душа лежит к лёгкому парфюму с низкими нотами аромата, преимущественно свежего морского оттенка. О том, что его любимая пара повседневных цветов в образе – мягкий красный и бежевый, а для рабочей обстановки есть синий и зелёный. Разумеется, всё это второстепенные факты. Но в его распоряжении есть куда более сильные и важные факты, нежели любимое пиво, духи или цвета.

Бытуют в простонародье такие слова: «путь к сердцу мужчины лежит через желудок.» Он хорошо помнит эти слова и отдаёт им должное, потому что они как нельзя кстати подходят ему. Как правило, во время большой трапезы он представляет за столом тот сорт людей, кто постоянно разговаривает с набитым до отказа ртом, и не останавливается, пока не договорит. Я сказал большая трапеза? Поверьте, каждый его завтрак, обед и ужин олицетворяет собой уже небольшое застолье минимум на две персоны. В обязательном порядке должно быть жаркое, первое, второе, закуска или десерт и конечно же хлеб. Если же ничего их горячего на столе не присутствует, то придётся увеличить план на лишнюю-две порции, потому как наесться холодными блюдами – задача не из лёгких. В особенности для его волчьего аппетита.

Отдельного упоминания достойна любовь к сладкому. Она как зуд, сводящий ногу – пока не почешешься и не избавишь себя от него, покоя не найдёшь. Эта тяга лежит и в отношении к сахару, ведь в его рацион входит большое количество фруктов, выпечки и кондитерских изделий. Признаться, это не так уж сильно смущает его. Отнюдь, даже радует, как если бы ребёнок радовался сладкому лакомству. Однако, это всё ещё остаётся привычкой: в серьёзных ситуациях, когда план питания ограничен, и окружающие условия не позволяют нахально расходовать паёк, он стоически избавляет себя от сладостей.

От чего он уже вряд ли когда-то избавит себя, так это от табака. Когда-то курение пришло в его жизнь так же, как и ко всем курящим людям. В один день он просто пробует, получает свою каплю удовольствия и неосознанно вводит это дело для себя в обиход. Но эту привычку вредной он не считает. Отнюдь, ведь он запомнил и выучил одну сокровенную крестьянскую науку из тех мест, где родился: курение табака оберегает организм от болезней, а дым выветривает всю проказу из лёгких и сердца, продлевая жизнь. Он не знает наверняка, истинна ли эта теория, и тем не менее следует ей, регулярно употребляя самокрутки, сигареты, а реже пользуясь курительными трубками.

В любом случае, першение в горле от курения или запах табака он не считает своими врагами. Встреча с настоящим врагом и вредителем приходит после жатвы, сбора урожая, когда проходит лето и наступает осень, а с ней и наступают первые холода. В такие моменты он предпринимает всё, чтобы холодный ветер или мороз не добрался до него в особо студёный день. Вместе с плотным плащом он наденет поверх рубахи тёплый жилет или дублет, а на ноги – штаны с ворсом и меховые ботинки. Он даёт себе небольшой отдых в тёплом месте или у костра при возможности, пьёт горячие и горячительные напитки, если от этого станет легче. Словом, он на крайне волевых силах преодолевает любой холод, и всячески ограждает себя от него.

Когда-то он так же избегал официальных приёмов, как и мерзкую погоду. Банкеты, балы, деловые встречи и торжественные мероприятия всегда отталкивали его своей некой вычурностью и помпезностью. Люди одеваются в вечерние платья, жеманничают на публике и ведут себя по-светски нахально, чтобы выделиться. Разумеется, ведь когда-то он не мог самовыразиться на выходном вечере. Мало того, он боялся этого, и боялся настолько, что регулярно присутствовал на них – если присутствовал вообще, – лишь в сопровождении алкоголя, который позволял ему отчасти раскрепоститься.
Что же до нынешних лет, то сейчас всё куда проще: он не отказывается от участия на празднике, ведь это нечастый случай, когда можно провести действительно замечательный вечер в компании хороших людей; он не даст осечку в формальной обстановке и на торжественном мероприятии, потому как теперь он многое знает о понятиях собственного чувства достоинства, уважении и взаимном почтении; надуманная вычурность и помпезность более не заботят его, потому как очевидная красота и опрятность вечернего образа, подготовленного специально для подобных мероприятий, не имеет ничего общего с помпезностью, хоть и тесно связана с желанием людей к самовыражению и признанию. Он не живёт банкетами и выходными, но относится к ним с повседневной меланхолией. Благо, что теперь ему не нужен стакан бренди для визита на танцевальный вечер с каплей парфюма на ключицах и в костюме.

Есть в этом мире вещи, которые он всё же не переносит на дух. То, что олицетворяет собой в людской жизни гордыню, мрак и погань души. Оно отравляет разум, унижает как людское достоинство, и приравнивает человека к дикому животному. Имя ему – блуд, распутство, похоть. Использование плотских утех ради удовлетворения собственных желаний всегда казалось ему чем-то бесчувственным и бессовестным, словно очерняющим всю человеческую сущность. Отнюдь, в мире есть вещи куда более прекрасные и волшебные, нежели физическая близость. Чувство тепла от прикосновения руки, или чарующий аромат волос, напоминающий цветущие полевые цветы поздней весной. А может и простое ощущение восторженного экстаза от одного лишь взгляда на совершенство линий тела. Многое способно куда ярче разжечь пламя нежной любви, нежели примитивное влечение.
Действительно ли можно так страстно желать кого-то, кто любим лишь сегодня, но не завтра? Можно ли закрыть глаза на то, чего ради он живёт и чего жаждет от своей жизни, лишь чтобы разделить с ним ложе на одну ночь? И если это действительно возможно, то сможет ли такой человек, ведомые изначальными инстинктами и примитивными желаниями, однажды обрести настоящую любовь? Чтоб до конца своих дней, и чтоб за ней хоть в огонь? Он верит, что нет. Но он видел любовь, видел и чувствовал её. И прыгал за ней в огонь, прыгал не раз, и каждый из них готов был принять, как свой последний. Любовь уже испытала его на этом. Она отравила его своим горячим, долгим поцелуем, чтобы её яд до конца его жизни и ещё целую вечность вперёд напоминал о том, что бывает с теми, кто любит безрассудно и до конца. И пусть губы её сладки, как мёд, а руки тёплые – остерегайся её. Потому что каждый её шаг будет вести тебя к аду.


Игровое имя:
Бьёрн
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Мировоззрение:
Законопослушно-доброе
Способности:

II. Дело наше – свинец

1

В основе его способностей лежит три догмы, образующие целостную систему. Превосходную, идеальную на все жизненные случаи, что в самые мирные, что в самые тревожные. Их единство – образец баланса и гармонии, поддерживающие его каждый день, каждую секунду.


Когда-то внутри этой души загорелся крошечный огонёк. Он боязливо дрожал от самого слабого дуновения ветерка и каждый раз грозился погаснуть, чтобы исчезнуть навсегда. Такое могло бы произойти, это правда, и тогда никакая сила не заставила бы это тело вновь подняться на ноги. И одно лишь прикосновение заботливых, любимых рук в тяжёлый час заставило крохотный огонёк разгореться до размеров великого пожара.
Пламя питало его изнутри, заставляло идти вперёд. И горы были по колено, когда импульс внутренней воли толкал его в спину и скандировал вдогонку: “Действуй же! Кричи! Свирепей! Борись! Борись!” И он бросался в самую гущу хаоса, в самое пекло ада, чтобы его внутреннее пламя охватило весь мир и проявило его таким, каков он есть. Яростным, неукротимым, гордым. Скажите: дух.
Спустя десятки пройденных миль, спустя все невзгоды и трудности, и горе, и смерть – он делает всё новые и новые шаги навстречу уготованному для него старой каргой-судьбой. И от необузданного пламени вновь остался один маленький огонёк, оно всё ещё питает его, движет им и не позволяет остановиться. И даже ураган теперь не способен его затушить.


Несчётное число битв, сражений, конфликтов. Их количество когда-то не уступало всем полученным за жизнь шрамам, всем окровавленным повязкам на кровоточащих ранах. Его мускулы рвали когтями и клыками, кости не раз были сломаны под тяжестью ударов, кровь проливалась ему под ноги бесчисленное множество раз. Его собственная рука ранила его, ранила осознанно и уверенно.
Он выдержал всё. Все побои, все страдания, что обрушивались на его изуродованное тело. Его сжатые зубы скрипели от напряжения, горло срывалось от крика, а мышцы сводила такая боль, что впору было бы потерять сознание и просто дать жестокой старой карге судьбе убивать его и дальше, но уже без его участия. Но он выдержал, скажите: сила.
Его руки не позволяют выпустить меч и уронить его. Он не может упасть, потому что ноги отказываются подгибаться и дать ему упасть. Окаменевшие плечи держат его голову поднятой, и она не может опуститься на грудь. Сила может и не держит его прямо и гордо, но она не позволяет ему стать слабым. Ссутулившись, шатаясь, но он продолжает стоять. И даже взгляд смерти не заставит его пасть ниц.


Сила и дух, они превосходны в своём необузданном тандеме. Но даже они не способны прожить вечность. Как пламени духа нужно топливо для существования, так и силе тела необходима энергия для поддержания. Тот бездонный источник, который не иссушится даже в самой жаркой пустыне, потому что власть его – безгранична, а могущество способно спасти самое плачевное положение.
Надежда на то, что ещё сохранился последний светоч в самой густой тьме. На то, что в мире остались те люди, которые не опустят головы, не отведут взгляда, не отпрянут перед трудностями. На то, что они сражаются не зря, пусть даже мечи в их руках деревянные, пусть даже из всего оружия остались одни зубы и когти. Потому что иначе всё это попросту не имело бы смысла. Скажите: вера.
Он знает, что весь пройденный путь, вся боль и муки были не напрасны. Потому что его вера во всё лучшее в этом мире не даёт ему упасть духом и сдаться, не даёт потерять свою силу и упасть. Он верит в себя, в своё дело и в тех, кто так же как и он, идёт вперёд, наперекор всем козням и несчастьям жизни. И он надеется, что однажды его вера поможет всем, кто в ней нуждается.


Дух подпитывает силу, заставляет её кипеть и действовать, не даёт ей иссякнуть. Сила не позволяет вере усомниться в себе, и доказывает ей, что ещё способна на многое. Вера вновь и вновь поддерживает пламя духа, разжигает его волю надеждой на лучший исход. Гармония этой троицы никогда не исчезнет, и будет внутри его сердца во всех существующих мирах, чтобы вести его через мрак и тернии к свету.

Навыки и профессии:

2

В искусстве фехтования невероятно сложно быть “первым”. Сегодня ты – мастер, и лучше прочих орудуешь мечом. Подкованный в поединках, с набитой рукой и острым чутьём. Уже завтра – второсортный, если не третьесортный вояка с железкой наперевес, который и с форой вряд ли одолеет нынешних чемпионов.
Он не отличается мастерством ведения боя, не заслуживал и звания лучшего мечника королевства. Так или иначе, даже в узконаправленных приёмах можно стать профессионалом, пусть в некоторых остальных аспектах ты на голову ниже других. И в этом плане он довольно хорошо преуспел в навыке парирования.
Его моментальные ответные выпады после отражения удара являются козырной картой, а в изощрённости приёмов для нанесения урона после парирования он уступает разве что самым профессиональным фехтовальщикам королевства. Тем не менее, этот талант он не стесняется проявить во всей красе даже не публике.


Его любимым навыком является кардистри монеты – её перекатывание с пальца на палец. На этот случай у него есть один золотой, потёртый временем на рёбрах и рисунке. Приятно занять себя подобной мелочью, когда рутина въедается в мозги и даже самая простая работа даётся с трудом. Особенно приятно, когда ты уже набил руку.
Всё до нельзя просто: вот на первых двух пальцах лежит монета. А вот она перекатывается на следующие два, а потом ещё на следующие. Она проходит ряд пятерни и исчезает из виду, оставляя руку пустой. Но в следующее мгновение она тут же появляется обратно уже с другой стороны. Ловкость рук, ничего более.
Однако это не просто баловство. В одно время, когда он только практиковался, его навык вырос настолько, что мог завораживать особо внимательных. Разумеется, ни о каком гипнозе не идёт и речи. Но он и сам может заверить: кардистри однозначно помогает расслабиться и даже задремать, будто бы это и есть гипноз. Было дело, что после неё людям снились действительно приятные, добрые сны.


Во времена службы в регулярной армии короля ему не раз приходилось сталкиваться с ранениями, как и любому другому солдату. Большие, малые – все они сопровождались кровотечением, с которым счёт жизни идёт на минуты. И в такой момент он не мог себе позволить бездействовать.
Вскоре после получения первых заслуг, он принялся за учёбу по оказанию первой помощи пострадавшему. Вместе с военной наукой и практикой изучалось и начальное врачевание, основы учений о строении тела человека и методов воздействия на его повреждения.
Многие разы, когда рядом не было лекаря, он брал дело в свои руки и обрабатывал раны своих соратников. Собственными руками сдерживал кровь, очищал их, зашивал и перебинтовывал. Несмотря на то, что эти навыки оказания первой помощи далеки от профессионализма, они всё же способны спасти жизнь в решающий момент.


В профессии военного есть вещи, которым ты просто обязан учиться, и учиться долго. Есть то, на что ты просто-напросто имеешь способности, и талант помогает тебе их раскрыть во всей своей практичности. А есть то, к чему лежит душа и чем действительно хочется заниматься на постоянной основе.
Таковым навыком является обожаемый курс подготовки бойца. Он включает в себя несколько дисциплин, позволяющих за определённый срок подготовить человека к полевым условиям своего военного формирования, в котором он будет служить. Физическая подготовка, фехтования, положения устава, основы тактики и стратегии – всему этому изучают каждого военнослужащего.
В своё время он действительно обожал это занятие. Готовил по списку тем пару корпусов, несколько кадетских классов. Любил учить, с гордостью наблюдал за тем, как растут навыки его подопечных учеников. И он всё ещё наизусть помнит эту науку, как если бы преподавал её вчера.


Продолжая тему навыков, которые лежат к душе, можно отметить и скупой опыт в стихоплётстве. Сложно поверить в то, что подобный человек умеет поэтично орудовать пером на бумаге и сочинять целые блоки рифм на различные темы, не так ли?
На самом-то деле он и не умеет этого. Просто когда-то в его жизни случалось так, что порыв чувств и эмоций хотелось проявлять всеми возможными методами и сразу. Так он хватал стопку пергамента, чернильницу с пером и пачкал их неудачными стихами раз за разом, пока не получалось достойного произведения. Разумеется, сугубо по его непрофессиональному мнению.
Вдохновение уходит, но строки остаются. Копии всё ещё хранятся в его вещах, спрятанные за самую высокую полку. Хоть работ у него и немного, но он с тёплой ностальгией относится к каждому из них, и каждую помнит наизусть. Быть может однажды его коллекции рукописей суждено пополниться вновь.


На контрасте морально возвышенных и душевных навыков выделяется то, чем он так же гордится, как и своим любимым обучением бойцов. Дело это простое, но и сложное одновременно, потому как включает оно в себя множество жизненных наук и простонародных истин бытовой жизни.
А речь о черновой, мужской работе. Мало вещей в этом мире не принадлежит по праву ответственности мужчинам, а уж трудности быта так и подавно на их плечах. Починка, постройка, сооружение, создание, изготовление, изобретение – что дома, что на работе, что в повседневной жизни пригождаются навыки человека, который умеет делать тяжёлую, черновую работу.
Для него это дело служит таким же делом жизни, как и бывшая военная служба. В свои ранние года он не смог испытать те чувства, когда ты отдыхаешь после тяжёлого трудового дня дровосека или пастуха, строителя или ремесленного мастера. Он уважает рабочий труд, любит его и ценит как то дело, которым он может очистить свою душу и разум.

Вера:
Святой Свет
Пояснение к верованиям:

3

Стоит ли вообще обсуждать владение навыками чтения и письма у взрослого человека? Пожалуй, что да, потому что в случае уроженца деревни важно знать, обучен ли он грамоте хотя бы на базовом уровне. И он, как ни странно, в своё время не был обучен ей: в период его мальчишеской жизни не было возможности найти учителя, и она так и не появилась до его переходного возраста. Так вышло, что в своём юношестве он познакомился с учёным человеком, владеющим чтением и письмом. Мало того, этот человек смог уделить внимание и время на то, чтобы учить юный ум. Именно благодаря ему, учёному воистину широкой и доброй души, один выходец деревни получил шанс выбраться из ареала безграмотности и добиться скромного успеха.
Его почерк по сей день топорный и ровный, как тесный ряд строгих столичных домов. Пишет он медленно, внимательно. Ему не даётся это сложно, но и не становиться настолько просто, чтобы суметь развить свою скоропись. Тот же принцип и в чтении: развлекательная литература, например сказки или романы, заходят ему на досуге куда легче, нежели официальные документы и работа с ними. Его навыки растут медленно, неохотно, потому как и занимается он ими так же неохотно и редко.

Знание языков:
  • Всеобщий
Пояснение к языкам:

Учитель грамоты в этой истории в кой-то век не оказался служителем церкви, а потому его подмастерье не перенял догматы религии Святого Света. Однако, рано или поздно, но их встреча должна была состояться. Встреча самоуверенного юноши, не принимающего веры в высшие силы, и ту философию, что могла изменить жизни целых королевств. Всё случилось так просто, как только могло: в один прекрасный момент он начал встречать светослужителей, слушать их речи. Паладины и жрецы, воины церкви и священники – он успел повидать их за свой недолгий срок жизни в этом мире и смог сделать свой вывод из этих встреч. С кем-то из них он знаком лично, знаком очень хорошо, а с кем-то вовсе старается не пересекаться при возможности. На всё есть свои причины, и для каждого представителя своей религии они индивидуальны. Одно можно сказать точно: он неосознанно стал ближе своей душой к Свету. И не мудрено, ибо вера в Святой Свет – вера чистых мотивов и добродетелей. А в чистоте своей совести и силе своей веры он не отстаёт даже от послушников церкви.

Инвентарь:

4

Под его плащом притаился меч-бастард. Рукоятка лежит в руке так правильно, словно была создана именно под эту ладонь. Ремень обвивает его талию, сползает на бедро со стороны крепления к ножнам. Они качаются из стороны в сторону при ходьбе, мягко ударяя по ноге. Его запястье уложено на золотом грушевидном навершии, пальцы ощупывают рукоять и то и дело тянуться к гарде. Она неправильной прямоугольной формы, с вогнутыми рёбрами. Её строение напоминает галстук-бабочку, какие обычно надевают с костюмом джентльмены. В некотором смысле, ему даже нравится думать, что он может походить на этих светских мужей. Это было романтично.
Эфес достаточно лёгок, и весь вес меча центрирован к центру. Дол клинка шрамирован зубилом, и древние руны формируют ровный ряд в семь символов. Это родимые пятна меча. Они были с ним с самого начала, с первых мгновений ковки. Время бессильно над ними, и ни у коррозии, ни у царапин на металле нет здесь власти. И пока хватка мертвеца держит этот клинок, ничто не сможет ему противостоять.


У его коленей реет подол старого военного табарда. Две линии золотой каймы идут по боковым швам до самых плеч и встречаются под шеей. Они образуют символическую рамку вокруг гербового лика льва, точь-в-точь цвета золотой окаймовки. Единственным нарушителем симметрии этого национального символа стала зашитая дыра в области солнечного сплетения. Этому шраму много лет, так же много, как и выцветшей накидке. Шов на нём слишком тщательный, чтобы даже самый прохудившийся материал смог расползтись дальше.
Он носит этот табард с гордостью, стойко защищает его честь и память. Поверх синей ткани нет регалий, знаков отличий или принадлежности к какому-либо военному формированию. И пусть теперь даже его имени больше не существует в солдатских списках, и для слуг короны это тряпьё ничего не будет значить, он всегда носит его во время своих странствий и приключений.

Хронология:


III. Две тысячи лет до тебя

● 10 апреля, 9 год после о.т.п. Рождения малыша Бьёрна в небогатой семье потомственных земледельцев. Тихая, мирная жизнь семейства Виклундов на востоке Элвиннского леса в небольшой безызвестной деревушке. Глава семейства занимается скотоводством, хранительница очага — изготовлением всевозможных молочных изделий.

● 14 год. Светлое и беззаботное время блаженного детства. Мальчик растёт крепким, активным, до жути капризным и задиристым сорванцом, но воспитание не позволяет плохим повадкам возыметь дальнейшее развитие. Мальчишка начинает постепенно помогать отцу и матери в семейном быту и работе по дому. Вся семья трепетно ждёт второго ребёнка и с нетерпением готовиться расширять на накопленные средства своё скромное жилище в предверии благополучной и счастливой жизни.

● 18 год. Переломный момент в сонной жизни элвиннской деревушки. Селение становиться целью грабежа для отряда безработных наёмников и нескольких мародёров Братства Справедливости. Бандиты безжалостно расправляются с жителями, лишая жизни всех, кто осмеливался встать на их пути в защиту своих домов и семей. В попытке спасти себя и своего сына погибает мать Бьёрна, а отец, наряду с остальными храбрыми мужами, складывает голову в бою, защищая родной дом. Элвиннская деревня перестаёт существовать, оставляя после себя лишь пепелище и безутешное горе. Маленький Бьёрн вместе с немногочисленными выжившими в лице женщин и детей попадает в плен к разбойникам, где вынужденно занимается грязной работой и каторжным трудом в лице несчастного раба.

● 20 год. Благодаря своей врождённой задиристости мальчик бойко борется за право на жизнь, с каждым месяцем всё больше и больше взращивая в себе грубость и жестокость. Мучители низко и безнравственно обращаются с пленниками, держа их в качестве цепных послушных животных и рабской силы. По прихоти старшей руки Бьёрн и его братья по несчастью начинают заниматься воровством и кражей в средних и крупных населённых пунктах. Всё нажитое и добытое по итогу изымается лидером бандитов в качестве уплаты долга за сохранение жизни пленных. Помимо криминальной деятельности Бьёрн постигает кузнечное ремесло и работу с доспехами и вооружением, что так же помогает ему оставаться при деле в бандитской группировке.

23 год. Годы берут своё, Бьёрн вырастает юношей с горячим сердцем и головой. Влияние худших провоцирует его на становление таким же безнравственным и жестоким, как и всё его окружение на протяжении годов. Банда мародёров помимо разбоя и грабежа начинает обучать подростков владению оружием и ведению боя, постепенно взращивая из рабов покорных воров и убийц. Происходят первые серьёзные поединки и стычки между беспризорными юнцами на конфликтной почве. Несколько сверстников Бьёрна гибнут как от чужих рук, так и от его собственных. Это строго фиксируется лидирующими голосами банды мародёров и вознаграждается для развития ещё большей грубости и чёрствости в сердцах будущих головорезов.

● 24 год. Тяжёлое обучение жестокости и кровожадности делает из некогда зашуганных и слабых мальчишек настоящих безжалостных убийцы, голодных до наживы. Происходит первый в жизни Бьёрна набег на торговый караван в глуши Элвиннского леса, в ходе которого погибают странствующие торговцы, крестьяне и несколько сподвижников Виклунда. Среди его сверстников в живых остаётся лишь несчастная горстка юнцов. Наблюдая за тем, как повторяется знакомая Бьёрну не понаслышке участь невинных душ, юноша начинает переосмысливать свои ужасные и жестокие деяния на поле боя против беззащитных и слабых. Банду мародёров подобные выходки не устраивали, а потому все протесты и возражения против подобного рода деятельности в одночасье жестоко пресекаются наказанием всех малолетних разбойников. Но зерно сомнений уже начинает прорастать в головах некоторых, суля ещё большие колебания и тяжёлые судьбоносные решения в не таком уж далёком будущем.

● 25 год. Опыт столкновений и стычек берёт своё и множит боевые навыки Бьёрна с каждой новой схваткой всё больше и больше. Владение оружием и смертельный бой становятся всё привычнее и роднее сердцу, но кровопролитие невинных всё ещё встаёт поперёк горла и не позволяет поднять руки на беззащитных. На этой почве юноша вместе со сподвижниками неоднократно предпринимает попытки направить деятельность банды в иное русло и встать на путь честного наёмничества для достижения более благополучного и законопослушного будущего. Однако за ненадобностью и излишней тратой сил и ресурсов на подобную работу лидирующие представители отряда мародёров отвергают эти идеи и оставляют во главе прежние цели — лёгких грабёж торговцев и земледельцев. Назревает новый конфликт между представителями старого и молодого поколения на почве дерзкой вольности юношей, в ходе которого несколько ветеранов мародёрства получают тяжёлые ранения. В последствии прилюдно наказанные Бьёрн и его сподвижники становятся ближе к управляющей верхушке банды за свою крепость характера и духа, открывая для себя новые возможности.

● 28-29 год. Бьёрн стоит плечом к плечу с костяком возросших в численности бандитов и поднимает отношения с лидерами отряда на новый уровень. Всё ещё приверженный заманчивым идеям по улучшению благосостояния банды он со своими сподвижниками и друзьями успешно убеждает главаря грабителей изменить позиционирование группировки в лучшую для себя сторону. Банда оставляет грабительскую деятельность и начинает попытки заполучить репутацию честным наёмническим путём, предоставляя свои услуги всем желающим. Однако дурная слава уже шагает впереди бывших мародёров, и в ходе столкновения с конкурирующим отрядом наёмников привлекается внимание солдат и стражников королевства. В последствии отряд наёмников был объявлен преступниками и имел свою цену головы за любого члена этой банды. Остатки от группировки незадачливых наёмников залегли на дно.

● 29 год. Положение Бьёрна и его сподвижников становиться не самым лучшим: на их плечи ложится вина за провал неудачного плана деятельности, приведшего к многочисленным смертям в рядах мародёров и огромным проблемам с законом, из-за которых действовать в криминальной стезе как прежде уже не представляется возможным. Бывший конфликт поколений переходит все рамки дозволенного и выходит на новых уровень. Происходит всё больше стычек в костяке банды, проливается кровь и обрываются жизни соратников от междоусобиц. Бьёрн вместе с немногочисленными единомышленниками остаётся в меньшинстве и рискует проиграть эту войну. Обстоятельства вынуждают идти на отчаянные меры, чтобы выжить в этой заварушке, и юные разбойники разрабатывают план по спасению своих шкур. В одну из ночей они скрытно покидают лагерь, но оказываются обнаруженными в последний момент постовыми мародёров. Образовавшаяся погоня и столкновение поднимает на уши всю округу, привлекая внимание патрульных стражников и солдат с ближайшего тракта. С боем прорываясь к своему спасению, Бьёрн и несколько его ближайших друзей успешно избавляются от преследователей и скрываются в глуши лесов. Вызванное блюстителями закона подкрепление в численном преимуществе сталкивается с разрозненными мародёрами и одерживает победу над бандитами.

● 29-30 год. Беженцы-разбойники проводят несколько недель в затишье, на то время пока в округе не перестанут ходить слухи об угрозе последних представителях истреблённой группировки бандитов. Спустя некоторое время бывшие мародёры расходятся на все стороны света, и путь Бьёрна сразу же ложится прямо в столицу королевства в поисках новой судьбы. Поскольку ни имущества, ни какого-либо капитала юноша не имеет, единственным выходом становится разнорабочая деятельность: работа на строительных предприятиях, сортировка груза торговых судов в порту, разнос посылок и писем на дома, чистка улиц города и обуви зажиточных горожан. Благодаря всему этому Бьёрну удаётся сводить концы с концами и начать проживание в крохотной съёмной комнатушке.

● 31 год. В один удачный момент юноше подворачивается возможность проявить себя в кузнечном ремесле и устроиться подмастерьем к одному из мастеров в Квартале дворфов столицы. Своим упорством он заслуживает доверия владельца кузни и начинает полноценную работу с заработной платой, теперь уже не имея проблем с жильём и начальным капиталом на будущие свершения.

● 32 год. Один из тяжелейших этапов в жизни юноши позади. Он уверенно осел в столице, обзавёлся постоянным жильём и работой. Ныне у него есть все возможности, чтобы вести полноценный и здоровый образ жизни. Спустя некоторое время после осваивания на новом месте, Бьёрну доводится познакомится с представителем военных структур королевства — солдатом армии Альянса. Благодаря этому знакомству юношу убеждают испытать судьбу среди рядов пехотинцев и слуг короны, и он впервые примеряет форму и доспехи на законных основаниях. Солдатская доля преподносит Бьёрну множество новшеств и уроков жизни. С месяцами военной службы он заводит новые знакомства, обретает друзей, врагов, первую любовь и первого врага. Теперь свой жизненный путь он проходит не один, но бок о бок со своими соратниками. За боевые заслуги перед королевством и народом Штормграда юноша удостаивается звания офицера, и теперь уже окончательно посвящает свою жизнь службе в армии.

● 33 год — 11 декабря, 33 год. Волей случая Бьёрн покидает свой пост и звание офицера, оставив службу королю. Он вновь ищет своё место в мире, и судьба сводит его с разносторонними военизированными формированиями, где он знакомится с разными людьми и тщетно пытается обрести новое пристанище для своего кредо. Молодой мужчина идёт на контрактную службу в гвардию дворянина, чтобы принять участие в битве бок о бок со своими бывшими соратниками против врага фракции. Месяцы этой службы длятся размеренно: Бьёрн становится участником больших событий в ходе военного столкновения двух сторон, обретает новых друзей и укрепляет узы со старыми, проходит тяжёлые испытания. Переломным моментом этой череды событий становится конфликт в Кул-Тирасе, знаменующий вторжение Орды в Тирагардское поморье. В ходе стычек и битв Бьёрн попадает в плен ко врагу, где становится перед выбором: либо выжить и стать тем, кем в последствии и жить не захочется, либо быть верным своим идеалам до самого конца. Он выбирает путь своей идеалогии и принципов, за что платится жизнью. Бьёрн Виклунд был убит в возрасте двадцати четырёх лет за свою истину и веру, которая подняла его в момент смерти до несказанных высот личной морали.

Отношение:


IV. Единство из множества

1

Случилось так, что на службе у короля в качестве солдата регулярной армии он пробыл недолгий срок, относительно большинства военнослужащих. Однако даже за столь короткую практику он подчерпнул для себя невероятный опыт и нашёл для себя те морали, которые ещё долго вели его на жизненному пути. Солдатом он обрёл то, о чём уже успел позабыть: солдатскую солидарность, выдержку, крепкие узы дружбы, взаимопонимание, духовное и профессиональное наставничество, храбрость, смелость и свою веру.
Путь до звания офицера был сложен, как и судьба каждого солдата. Прежде, чем он достиг своего карьерного пика, ему пришлось пройти через самые страшные ужасы, пережить кошмары наяву, чтобы остаться в живых и сберечь жизни своих соратников. Но достижение цели не есть конец опасной дороги в военной стезе. С большой властью и силой приходит и большая ответственность, испытание которой в конечном итоге он так и не смог пройти достойно.
Бремя высокого звания легло на его плечи неожиданно и сулило большие свершения и приключения. Ручательство офицера никогда не оставалось бесследно, и на каждое принятое им судьбоносное решение приходили ещё более тяжёлые последствия. Он пытался мириться с ними. Он был обязан их принять. Но в конечном итоге эта ноша стала слишком тяжёлой для него, как бы гордо он не старался стоять на своём наравне с другими офицерами своего подразделения.
Армия оставила большой след в его сердце, стала для него новым домом и новой семьёй. Теперь же она – пройденный жизненный этап, который он усвоил, отпустил и оставил в прошлом, как и все остальные воспоминания.

2

Пришло время отдать должное одной из самых важных этапов его жизни. Речь идёт о месте, где всё началось. О саманном доме в западной части Элвиннского леса, на краю укромной деревни. Здесь начиналось повествование этой истории, и здесь появились первые воспоминания пока что не того мужчины, что уже предстал перед вами, но ещё совсем маленького мальчика. В этом месте он получал свои самые важные знания о своей жизни и о мире, окружающем его.
Он не вырос до того возраста, в котором мог бы самостоятельно заниматься отцовской работой: его детство закончилось прежде, чем он успел взяться за выпас семейного скота, а потому за его плечами лежит лишь опыт помощи матери в делах домашнего быта. Он учился стирать бельё и вешать его так, чтобы ветер быстро высушивал все вещи. Он подметал землю во дворе и доме, старательно мыл посуду, помогал в готовке еды на кухне. Матушка всегда была рядом с ним, наблюдала и контролировала его. И даже за самые незначительные достижения обязательно хвалила:
– Молодец, куджо. У тебя отлично получается.
Куджо. Так на жаргоне деревни, в которой он родился, звучало “сладкий мой”. Этим словом здесь обращались к самым дорогим людям в жизни, к самым любимым. Когда-то он был одним из таких людей.

Но время, когда его так называли, прошло давным-давно. Он стал взрослым, ответственным мужчиной. И пусть больше ничто не обременяет его обязанностями, у него всё же есть своя ноша. Дело предков, дело тех, кто испокон веков нёс этот крест до конца своих дней, прежде чем его примет младший потомок. И когда ответственность за сохранение жизни и чести своей семьи станет бременем первенца следующего поколения, он получит свой первый титул и примет клятву на крови своего рода. Чайлд, так будут его называть. Человек, вставший на путь становления хранителя своих родных и близких и избравший кредо рыцарей прошлых эпох. Он тот, кому судьбой предначертано исполнить долг своего отца перед всеми предками. Единственный достойный носить фамильный меч для того, чтобы создать и защитить свою семью, а после – передать это наследие жизни своему первенцу.
Ныне остался лишь один, последний чайлд из рода Эльда. И он с гордой стойкостью исполнит свой долг перед своим отцом и предками, прежде чем сможет обрести покой.

3

Из всего, что у него осталось в своём родном королевстве Штормград, теперь есть только дом среди тесных улиц столичных кварталов. Когда-то он редко покидал пределы этого региона, разве что из-за мобилизации войск или ради подработки. Ныне же отпечатки его ботинок почти исчезли под слоем пыли в прихожей, кухне, спальне и даже на входном крыльце, а надоедливая шерсть домашних животных скопилась неподвижными клоками под стенами. И если одомашненная лисица смогла оставить свой прощальный след в этих комнатах, то приручённый ворг успел только погрызть мебель и поцарапать пол, прежде чем хозяин отдал его армейскому псарю. Теперь лишь одной старухе-судьбе известно, в какой край владельца мёртвого дома занесёт завтрашний день, прежде чем вынудит его вновь осесть.

4

Порой последний взгляд после грустного прощания в разы тяжелее, чем самое долгое расставание. Он извлёк для себя из этого важный жизненный урок: лучше уходить не оглядываясь. Не оставлять себе повод для сожаления, не ранить память о последних мгновениях, проведённых вместе. И пусть он уже не оборачивается, чтобы напоследок увидеть дорогие лица, он всё ещё помнит имя и лицо всех, кто был рядом с ним. Всех, кто проливал с ним кровь в борьбе, что чужую, что свою. Кто в когда-то клялся их маленьким братством, что вместе они дойдут до конца света, бок о бок прошагают до самых высоких вершин под небом и захватят все звёзды над морем для своих друзей. Он помнит и тех, перед кем становился на колени, кому писал письма, с кем развела его судьба, ссора и смерть. Все те, кто выскреб себе место в его воспоминаниях, теперь живут внутри его сердца и в его мыслях. И он кричит их имена в час смуты и беды, и память о них ведёт его через тьму:
– Я иду во имя Арона Виклунда, он из Элвина!
Я иду во имя Алисы Виклунд, она из Элвина!
Я иду во имя Ванни Виклунда, он из Элвина!
Я иду во имя Кристиана Месснера, он из Штормграда!
Я иду во имя Стила Розена, он из Штормграда!
Я иду во имя Коана Блэйка, он из Азерота!
Я иду во имя Индро Варгульфа, он из Лордерона!
Я иду во имя Бадрии Эутстон, она из Гилнеаса и единства!
Я иду во имя Грэди Сталехвата, он из Стальгорна и единства!
Я иду во имя Фридерай Брукс, она из Штормграда и единства!
Я иду во имя Лианны Гордон, она из Штормграда и единства!
Я иду во имя Арне Кая, он из Элвина!
Я иду во имя Северного Клинка, он из Альтерака!
Я иду во имя Артура Эльда, он из Альтерака!
Я – Бьёрн из Штормграда, и я иду сам по себе!

И мы все говорим им: спасибо.


***

Семейное положение:
Нет
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительно:

Активность: Постоянный отыгрыш

Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
Это любимый персонаж автора
Персонаж предназначен для социального отыгрыша
Персонаж предназначен для героического отыгрыша

[Альянс] Предатели везде
[Красногорье | Шайка Левана] Это наша земля
[Альянс] Кредит наличными
[Альянс] Тотальный контроль
[Альянс] Морской бизнес. Часть I
[Альянс] Морской бизнес. Часть III
[Альянс] Повелители шторма
[Альянс] Обитель древнего зла
[Альянс] Сектанты лесопилки Элвина
[Альянс] Спасти рядо… лейтенанта Флипкинс
[Альянс] Тренировка новичков. Событие I
[Альянс] По следу пустоты. Событие II
[Альянс] Лев в терниях. Часть I
[Альянс] Лев в терниях. Часть II
[Альянс] Лев в терниях. Часть III
[Альянс] Кроколисковы слёзы
[Штормград][Красногорье] Бунтовщики: Начало конца
[Штормград] Город в огне
[Альянс] Тотальный контроль
[Альянс] За гранью иллюзии мироздания. Часть I
[Альянс] Запах выжженных плантаций по утрам. Часть II
[Альянс] Запах выжженных плантаций по утрам. Часть III
[Альянс] Запах выжженных плантаций по утрам. Часть IV
[Альянс] Подготовка к экспедиции в Нордскол
[Альянс] Нам просто нужно прогуляться по лесу и найти пропавшую телегу
[Альянс] Хороший меч, залог спокойного вечера. Часть I
[Альянс] Тяжкий старт. Часть I
[Альянс] Тяжкий старт. Часть II
[Альянс] Пособие о том, как приходить на вечеринку, на которую вас не звали. Часть II: Неожиданное появление
[Альянс] Возвращение домой
[Альянс] Подполье 17-го взвода. Часть II
[Альянс] И так, снова в бой
[Альянс] Вновь и вновь
[Альянс | Стромгард] Зов долга
[Стромгард] Спасение пленных
[Стромгард] Предатели в королевстве
[Стромгард] Смерть предателей
[Штормград] Львы, Змеи, Клинки и Вороны уже и на крыс напали
[Королевство Стромгард] Чародейское общество
[Стромгард] Паразит. Часть I: Кого стоит винить?
[Альянс] В нужное время, в нужном месте
[Альянс] Глубокие тёмные фантазии психа
[Альянс] Мороз по коже
[Альянс] Беды в Западном Краю
[Альянс] Охотники за приведениями
[Альянс] Таков путь. Часть IV: Только вперёд
[Альянс] Таков путь. Часть VII: Поможем же горным друзьям
[Альянс | ШБМ] Таков путь. Часть IX: Отрекшиеся наносят ответный удар
[Инстинкт Смерти] Победа или Смерть
Горы по колено
[Западный край] То, как ты его видел. Часть I-III

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Приветствую!

Пожалуй, начну с того, что Вам действительно удалось создать довольно интересный и, я-бы даже сказал, живой образ. Нечасто встретишь солдата Армии Альянса со столь непростой судьбой. Описания характера и внешности тоже находятся на должном уровне, большинство остальных пунктов заполнены лаконично и вполне исчерпывающе. Оформление приятно глазу и не вызывает сложностей при прочтении.

Пожалуй, основная проблема анкеты - это орфографические и пунктуационные ошибки. Их не так много, чтобы испортить впечатление от работы, но они регулярно вылезают на поверхность. Присутствует и небольшое число повторов, однако они уже далеко не так сильно заметны.

Хотелось бы так же отметить эпизод в хронологии, описывающий побег и дальнейшую судьбу персонажа. Хотя такая подробность сама по себе проблемой не является, всё же её стоит оставлять для квент. Столь детальное описание событий уместнее уже там.

В остальном же, это действительно хороший и достаточно необычный образ, к тому же творчество действительно приятно читать. А по этой причине анкета высокой требовательности получает вердикт - одобрено. Персонажу Бьёрн полагаются 7 уровней.

По любым вопросам Вы по прежнему можете обратиться ко мне в дискорд - Doomerant#3241. Там же можно будет запросить пересмотр, если у вас возникнет такое желание. Удачи Вам в игре! И приношу извинения за столь сильно затянувшуюся проверку!

С уважением,
Doomerant

Проверил(а):
Doomerant
Выдача (Опыт):
Да
03:40
19:14
2327
=-=
18:22
+2
Классная Анкета! 10/10!(Или меньше)
11:59
+1
как я пропустил это. Очень понравилось!)
05:37
+2
Мне нравится, прекрасно написано!)
01:35
+1
Персонаж, заслуживающий почтения!
06:50
+1
Навсегда в наших сердцах. Быть воином — жить вечно.
13:14
+1
БРАТ ПРОСТИ ЗА МИНУС БРАТ
13:56
+1
БРАТ ПРОСТИ ЧТО НЕ БЫЛ С БРАТ, БРАТ.
07:27
+1
Не понял. Какой мертв. Вставай, шашлык, время бухать