В мире, где сердца хладны как лёд,
Где заведомо живое не живёт,
Где нельзя спастись от лжи и бед,
Лучей надежды и спасенья нет!

— Знаю, друг, сам не поверил своим глазам, но я её видел! Совсем недалеко от Темнолесья. Словно темный призрак, она проскользнула мимо, цепляясь за меня своим злобным, безжалостным взглядом красных очей. В них столько ненависти, и кажется, что она готова убить кого угодно, лишь бы удовлетворить свою жажду крови. А я помню её ребенком: маленькая стерва и воровка с черными волосами, что постоянно совала свой нос, куда ни попадя и находила себе приключения на задницу, постоянно шляясь в каких-то обрывках с синяками на теле. Мне было жаль её, и я желал ей помочь. А теперь жалею о той ночи, когда выпустил её из клетки. – так говорил бывший дозорный Мэлрик Уст. Десять лет тому назад.

— Пришла в мою лавку эта бестия. Вся такая злая! Глаза краснющие! Я ей, значит: «Эй, милочка, бордель напротив», а она мне, сука, кинжал в руку воткнула. До сих пор болит! Но лицо я её хорошо запомнил, так что слушай сюда и рисуй эту мразоту. Значится, роста среднего, хотя не-не, чуть ниже среднего, где-то вот так, ростом с эту канделябру. Фигурка, что надо! Есть, за что ухватиться и что помять. Но сильная и ловкая тварь, попробуй её сначала поймай! Ладно-ладно, продолжим. Рожа у неё овальная, внушительная такая. В целом, чем-то на мою жену смахивает, хотя не, эта пострашнее будет. Брови у неё черные, густые такие, выпирают немного и кажутся острыми. Чего ржёте? Зуб даю, если захочет, может и бровями зарезать. Нос у неё эдакий ровный и ноздри вот такие, широкие. И кольцо в носу серебристое, ага! Не баба, а дракон! На щеке левой у неё, значится, шрам уродливый. От подбородка до скулы тянется, да к краю левой губы. Слыхал я, что ей щеку когда-то отгрыз вурдалак! Да-да, такие вот дела. Бр-р… Волосы у неё черные, как уголь, и до грудей опускаются. Чуть вьющиеся. Так вот: глаза у неё красные, большие и выразительные. И взгляд такой вот: жестокий, суровый и холодный, аки сама смерть. Разок взглянешь в эти красные прожигалки, и спать нормально перестанешь. – Так говорил продавец огнестрельного оружия Дастил Стюат семь лет тому назад.

— Видела её однажды и, знаете, что? Лично мне её жаль. Почему? Расскажу после, а что же до внешности… Я бы сказала, что она очень запоминающаяся, чего только стоят красные глаза, наполненные злобой и презрением. Она смотрит на тебя, как на потенциальный труп, как на коврик, о который при случае можно вытереть ноги. Лично мне кажется странным то, что не смотря на таящуюся в её глазах ненависть, в них преобладает холодное равнодушие. У неё черные, достаточно длинные и растрепанные волосы. Её нижнюю часть лица скрывала темная маска. Вместо левой руки у неё был механический протез с какими-то магическими приспособлениями, которые разглядеть подробно я не смогла. Что же еще можно сказать о внешности? Она любит красный и черный цвета, судя по цвету её доспехов. Это всё, что я могу сказать о её внешности. – Так говорила Дария Тизейн. Пять лет тому назад.

Ошибка природы или чадо двух пустых людей. С самого раннего детства Иллабери была лишена какой-либо заботы и любви, как со стороны отца, который вскоре после её рождения исчез, так и со стороны её матери – куртизанки, которая быстро сдалась, со временем перестав заботиться о своем ребенке и большую часть времени проводя в борделе. Девочка была оставлена на произвол судьбы, и быстро усвоила её суровые уроки: «Забери, или заберут у тебя, убей, или убьют тебя» и некоторые другие. Как выжить в этом гнусном и несправедливом мире? Пасть на коленки и ползти, ползти, стирая руки и колени в кровь, ползти, съедая объедки, и всё то, что оставляли после себя равнодушные жители Темнолесья. Нет, не все были такими, находились и добрые, порядочные люди. Одного из таких звали Мэлрик Уст. Дозорный, который каждый день делился своим пайком с маленькой девочкой. Он пытался достучаться до её матери, но всё без толку. В Штормград её отправить никто не мог, никто за это не брался, а в Темнолесье приюта не было.

К восьми годам Иллабери стала маленькой воровкой, и не видела в этом ничего плохого: у людей это есть, и у неё должно быть. А каким образом это добывать? А какая разница? Время от времени она влезала в передряги, составляя конкуренцию местной детворе. И там, где одни уходили с куском победы, она оставалась лежать в луже, забитая ногами и руками. Так из неё вырастало то, что позже назовется Черной Бестией: безжалостная и кровожадная убийца, которой не ведом страх и все то, что принято называть светлыми и теплыми чувствами. Она никогда никого не любила, не знает, что значит верность и справедливость. Ей не ведома жалость и милосердие. Весь мир и всех его обитателей она ненавидит, не разделяет зла от добра, для неё главный вопрос в том, что может быть полезным, а что – нет. И чтобы добиваться того, что уже считает своим, она научилась невероятному притворству. Она готова
пойти на любые подлости и на любое предательство ради достижения поставленной цели. Совратительница и стерва, каких трудно в мире найти. Безжалостный кукловод, кровожадный убийца, вор, и всё то, что принято относить к проявлению Зла – это её быт, и она насквозь пропитана всем этим Злом. Хотя сама считает, что в мире нет абсолютного Добра и нет абсолютного Зла.

Со временем крошится даже камень, рушится нерушимое. Она стала гораздо умнее и хитрее, а потому присущее ей с детства безумство было частично искоренено. Адаптируясь под постоянно меняющуюся среду, Иллабери стала опытным манипулятором. Больше рациональности и холодного расчета, меньше чувств. Потеря руки в Пылающих Степях, большая ошибка и потеря протеза в Элвинском – всё это сыграло большую роль в изменении самой концепции, изменило её кредо. Теперь она скорее машина, выстраивающая сложные логические цепочки, переключающая режимы поведения и адаптирующаяся под ситуацию, нежели яростный левиафан, выжигающий все на своем пути, с каковым её можно было бы сравнить до этого. Она стала учиться магии, к которой, как оказалось, у неё есть предрасположенность. А уроки основ брала у опытных магов – странников, что встречались ей на пути. Кровожадная Иллабери научилась сдерживать свои эмоции, мыслить иным образом, продумывая наперед почти каждый свой шаг. Научилась превосходно играть различные роли, и самой трудной ролью для неё остается роль смиренной добрячки. Со временем она познает и эту непростую роль, требующую помимо знаний большой концентрации и терпения, с которым у неё всегда были трудности.

Арканист.

Еще во время Дренорской войны Иллабери раскрыла в себе способности к магии. Однако, как известно, талант, даже если он существует, можно без проблем закопать в землю. В случае с Черной Бестией, всё оказалось не так просто. Магию и магов она всегда презирала, но именно магия стала той веревкой, за которую девушка уцепилась, падая в бездонную пропасть. Именно аркана открыла перед Иллабери совершенно новые горизонты и заставила переосмыслить многие вещи. С тех самых пор Иллабери познает различные аспекты магии, не пренебрегая использовать её в бою.

Убийца.

С раннего детства Иллабери отличалась кровожадностью. Сперва это проявлялось в чем-то простом, например, в желании поцарапать кого-нибудь или даже укусить. Это постепенно переросло в нечто большее и куда более пугающее: она стала профессиональной и очень хитрой убийцей, прекрасно знающей, куда нужно надавить, чтобы причинить неимоверную боль, и куда вонзить кинжал, чтобы кровь била фонтаном. Тяжело обходилась жизнь с этой особой, издевалась над ней, как могла, унижала и заставляла страдать. Всё это не прошло бесследно, разумеется, оставив глубокие шрамы как на теле, так и в порядком прогнившей душе. Перестав верить в хорошее и бескорыстную помощь, она всегда держит кинжал за пазухой и держит ухо в остро.

Стратег.

Иллабери полностью прошла войну с Железной Ордой на Альтернативном Дреноре, уже там проявив себя в рядах Павших Клинков, как стратег с пытливым умом. Разумеется, как неплохой тактик, она проявляла себя и ранее, просчитывая не только свои шаги наперед, но и возможные шаги своего врага. Благодаря этому немаловажному умению, Черная Бестия одерживала просто невероятные победы даже в тех битвах, что заведомо казались проигрышными. Вступая с ней в контакт, ни в коем случае нельзя забывать о том, что скорее всего вы играете по ее правилам, и горе тому, кто будет недооценивать Иллабери Сантиз!

Алхимик

Жизнь — штука сложная. Особенно, когда изо дня в день ты вынужден сражаться, убивать, прятаться или, говоря проще — выживать. Отличным подспорьем в подобном деле стала алхимия. Она стала частью жизни Иллабери, когда в ней появился великий алхимик Виктор Штельн. А случилось это в Даларане после победы над Смертокрылом. С тех пор девушка изучает сие ремесло и пользуется им по мере необходимости. С недавних пор все знания Виктора Штельна попали в ее руки. И кто знает, быть может, когда-нибудь она станет еще более великим алхимиком, чем он.




В заново отстроенном доме в Темнолесье разразился детский плач. Новорожденная с необычным красным цветом глаз вскоре получила своё имя, которое в будущем станет внушать ужас в сердца обычных людей. Отцом Иллабери стал какой-то лихой проходимец, удачно зашедший в бордель и переспавший с местной танцовщицей, что выделялась из других особенно привлекательной внешностью. На следующий день мужчина, удовлетворивший свои сексуальные потребности, заплатил солидную сумму хозяину борделя, собрал вещи и отправился дальше, на юг.

Девочка, получившая фамилию матери, росла, скажем прямо, в ужасных условиях, и назвать её детство счастливым язык не повернется. Её мать с пузом, разумеется, была выгнана из борделя, и вернуться туда смогла лишь после того, как родила. Как еще зарабатывать деньги в таком краю и как выживать? Других вариантов не было, и зарабатывая своим телом, она не хотя возвращалась в дом, где в кое-как устеленной и закрытой со всех сторон люльке находилась Иллабери.

Девочка быстро научилась ходить и чуть позднее — говорить. И уже с этого момента мать практически перестала за ней следить, стала часто болеть, вскоре лишившись и места своей постыдной работы. Мир не без добрых людей оказался, кое-кто подкармливал, помогал, чем мог, и одним из таких людей оказался караульный Ночного Дозора Мэлрик Уст. То был крепко сложенный, низкий мужчина с черными волосами, заплетенными в конский хвост, с зелеными глазами и множеством шрамов, оставшихся на память после прошедших войн. Возможно, не оказывай он помощь маленькой девочке и её матери, они бы обе померли с голода.

Иллабери впервые что-то крадет в четыре года и шныряет по улицам в поисках каких-нибудь огрызков, мусора, который можно было бы съесть. Уже в пять лет эта чумазая девчушка стала влезать в передряги, за крошки хлеба лезла в драки, из которых обычно уходила с пустыми руками, ссадинами и синяками. Таких, как она, было предостаточно.

В свои семь лет Иллабери полностью лишились помощи от матери, которая стала принимать мужчин прямо у себя дома. Не трудно догадаться, какие вещи приходилось видеть маленькой воровке и у себя дома и на улице. С тех пор она стала сама по себе, и единственное место, где она могла укрыться от непогоды, отдохнуть и съесть все те огрызки и всё то украденное, что ей удалось достать за прошедший день, был чердак. Со временем она перестала обращать внимание на доносящиеся из спальни звуки, уже зная, почему скрипят доски и старая кровать, зная, почему её мать так громко стонет и рыдает, и каким образом добывает себе деньги.

В свои десять лет Иллабери уже без труда умела добывать себе еду и даже одежду, зная, где брать то и другое, прикладывая меньше усилий и не идя на высокий риск быть избитой. Многое ей прощалось, бывали случаи, когда дозорным удавалось поймать воришек и запереть в клетке, а что дальше? А дальше их приходилось выпускать. Кто-то из её сверстников и вправду переставал воровать, и находил себе иную, не перечащую закону работу. Но Иллабери подобного снисхождения не находила.

Этот мир жестоко обходится с нами, так почему мы не можем жестоко обходиться с ним? Иллабери взрослела, в её голове складывалось очень злое мировоззрение, чему способствовали поступки взрослых. Она научилась распознавать ложь и лицемерие, которого было полно вокруг. Одни прогибались под другими, лишь бы жить в роскоши и ни в чем не нуждаться. Другие добивались своего упорством и умением манипулировать людьми. За такими личностями девушка внимательно наблюдала, подслушивала и училась. Уже тогда она начала понимать, что правильно подобранные и сказанные слова могут принести ей желанное, могут заставить человека делать то, чего он не хочет больше всего. А там, где словесных аргументов не хватает, можно приставить нож к горлу.

В свои четырнадцать лет она вошла в свой дом через главный вход, не влезая на чердак по дереву, как делала это ранее. И застала интересную картину, как её мать ублажал очередной незнакомец. Красные очи, наполненные злобой, с интересом наблюдали за этим. какое-то время. Давно ли мать видела её? Знала ли она, что выросло из её дочери? Вдруг брызнула кровь, окропив лицо кареокой женщины. Она вскрикнула, с ужасом наблюдая, как фонтаном кровь бьет из вспоротого горла её «клиента», заливая её грудь и лицо. Иллабери убрала кинжал, с злобным видом наблюдая за тем, как ложе матери пропитывается кровью. Женщина, забывшая о ней, была абсолютно голая и заляпанная кровью, она дрожала от ужаса, забившись в угол комнаты. Между ними завязался диалог, после которого Эрта (так звали мать Иллабери) стала умолять свою дочь простить её и не убивать. Тогда девушка хмыкнула, скрипнув зубами и схватив рукой свою горько рыдающую и стонущую от боли мать за волосы, и потащила её к старенькому камину. Иллабери не поверила ей, окунув лицом в раскаленные угли и заставив испытать мучительную боль. Милое лицо Эрты перестало быть милым. Она громко кричала от боли, покуда жар разъедал кожу на её лице и оставлял страшные ожоги. На крик прибежал один из Дозорных, замечая впавшую в истерику и напуганную до смерти Эрту, зажавшуюся в угол, горько и истерично рыдающую. Иллабери не сопротивлялась, бросив кинжал. Её увел другой Дозорный, заключив в клетку, в которой она проведет почти целый месяц.

— Что же ты наделала, Иллабери? — Мэлрик наблюдал за девушкой, сидящей в клетке с сложенными на коленях руками. Она выглядела задумчивой, но равнодушной ко всему происходящему. — Она ведь твоя мать! — он крепко вцепился в прутья клетки, строго и с укором смотря на девушку, которую уже успели величать бестией.

Иллабери провела в клетке целый месяц, не сказав ни единого слова. Мэлрик знал о том, что её ждет казнь, и его терзало что-то изнутри, ведь он мог взять её под свою опеку еще тогда, и всего бы этого не было. Он знал, через что девочка прошла, знал, кто её мать и что у неё не было ни отца, ни детства, у неё не было ничего. Ночью он вернулся к клетке, за прутья которой взялся, смотря хмуро, но с сожалением на Иллабери. Он сообщил ей, что её ждет казнь, на что она лишь сухо хмыкнула, смотря куда-то в сторону. Долгой была пауза, прежде, чем Мэлрик всунул ключ в замочную скважину, отпирая клетку.

— Уходи. Живее. — вымолвил он сквозь стиснутые зубы, прекрасно зная, что скорее всего уже сегодня лишится своего значка Ночного Дозора и сам окажется на плахе.

Иллабери плавно повернула голову, устремив удивленный и недоумевающий взгляд красных очей на Мэлрика. Поднялась на ноги, подойдя ближе к тому и просверлив его хмурым, недоверчивым взглядом. Она пыталась понять, что он задумал и почему решил выпустить, но ответ на поставленный вопрос для неё был сокрыт. Она не знала, что может быть иначе, не знала, что значит бескорыстная доброта и сочувствие, не знала, что кто-то способен её понять и даже простить. Ничего не сказала, лишь сухо кивнув добродушному мужчине. Он постарел, на этот раз был коротко подстрижен, в волосах его уже проступала седина. Иллабери, забрав свой кинжал и собрав всё накопленное добро на чердаке в рюкзак, спустилась бесшумно на нижний этаж, замечая в кровати свою мать. Она пряталась под одеялом, дрожа. Видимо, услышала скрип на чердаке и поняла, кто это. Иллабери затянула лямки своего рюкзак, натягивая свою маску на лицо. Еще какое-то время она смотрела на дрожащее тело, что сокрыто было одеялом, бездушным взглядом красных очей, что казались особенно выразительными в холодной ночной тьме.

Дверь шумно распахнулась, и дом наполнили тревожные порывы ветра. Эрта вскрикнула от переполняющего её страха, но ничего за этим не последовало. Иллабери в доме уже не было.

Она выживала в Сумеречном Лесу, изучив его, как свои пять пальцев. Она побывала не на одном кладбище и во всех его поселениях, внушая страх и ужас в сердца людей одним своим появлением. Плакаты «Разыскивается» были вывешены везде, и на них красовался примерный портрет Иллабери, низ лица которой скрывала маска. Внизу плаката была изложена краткая информация о убийце, которую прозвали Черной Бестией. Награда за голову: 20 золотых монет.

Ей довелось сражаться с кучкой вурдалаков, один из которых оторвал ей клыками левую щеку. И было видно её зубы, что быстро стали чернеть с той стороны. Этот образ многим запомнился, и лишь после окончания Дренорской войны этот дефект будет убран благодаря помощи Виктора Штельна.

Да, ей удалось попасть на Альтернативный Дренор, и в рядах Павших Клинков под предводительством Алессы Штормокрылой пройти всю кампанию. По возвращению на Азерот, с приличной наградой за помощь Авангарду Ринна в противостоянии с Железной и Оскверненной Ордой, она неплохо так разжилась, находя себе опытного учителя — мага для обучения. За достойную плату он достойно обучал Иллабери.

Много где ей довелось побывать. В жарком Танарисе и таинственном Ульдуме. На юге Тернистой Долины и на севере руин Лордерона. Везде она привнесла свою лепту, оставив свой кровавый след.

Черная Бестия лишилась левой руки, которую ей по самый локоть отрубил черный драконид в Пылающих степях. Его кровь была нужна для создания одного чудодейственного зелья, а плотная чешуя стала неплохим дополнением к кожаному доспеху.

Круглая сумма ушла на создание чертежа техно-магического протеза, и еще больше — на его создание. Но отходила девушка с ним недолго, и была лишена его в Элвинском лесу, где стала жертвой двух наемников, один из которых воспользовался случаем и пристроил своего змея к её промежности. Но его главной ошибкой стало решение не добивать её. Непременно, они еще встретятся.

Иллабери успела многое переосмыслить, в частности, стала куда сдержаннее. Почти полностью избавилась от жажды крови, научилась манипулировать людьми и адаптироваться под разные условия. Ради достижения поставленной цели она, подобно хамелеону, может играть самые различные роли.

Какое-то время она скрывалась под личиной убитой жительницы Приозерья — Арты Деранж. Там же, в Красногорье, она познакомилась с Раймундом и многими другими наемниками, проводя с ними время, но лишь из-за собственной выгоды.

Спустя год нелегкая занесла ее в Кул-Тирас, сделав одной из тех, кто служит ради блага других. Но глупо считать, что в служении Бастиону Гидры она не находит выгоды для самой себя. Ее влияние растёт в геометрической прогрессии, слава идет вперед нее. Для кого-то она остается жестокой убийцей, мразью и тварью, для иных она стала своеобразным героем, освободителем и спасителем. Что же это? Ирония судьбы или какая-то хитрая стратегия? Время покажет.


Игровое имя:
Иллабери
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Человек
Пол:
Женский
Возраст:
29
Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Вера:
Нет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дренейский
Семейное положение:
Нет
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Вызывает некоторые сомнения тот факт, что обычная жительница небольшого городка может обладать сложным техномагическим протезом руки. Так что маскировка, мягко говоря, достаточно сомнительна для любого более-менее соображающего человека. Но в остальном описание более чем достойное.

Одобрено, +9 уровней на персонажа Иллабери

С уважением,

Проверил(а):
Герцог Гаварский
Выдача (Опыт):
Да
09:16
09:22
1520
11:49
0
Готово к проверке.
13:38
0
И зачем вы ставите эту метку 18+? Ради того, чтобы заинтересовать больше публики?
13:49
0
5.2. Контент 18+ допускается в анкетах и квентах в том случае, если автор выставил предупреждение о наличие соответствующего контента. Например, название анкеты "[18+] Диртрих Дугстан".
16:28
+1
Хорошенькая анкета, молодец)
16:59
+1
Всегда мило сердцу, когда берутся за старых персонажей. Молодец, Спектра, надеюсь, свидимся!
17:26
+1
Оставлю здесь… Своё тёмное сердечко. inlove
19:34
+2
Приятно видеть старого персонажа. Уверен, встретимся)
06:58
+1
Ля, неплохая анкета. Так держать.
01:24
+1
Когда я читал эту анкету, у меня шли мурашки по коже.
22:39
0
Где информация про Амуна Сентерата? Он же столько прошёл с Иллабери…