"… Сестра, я пишу тебе эти строки. Возможно, сейчас, ты пытаешься выжить там, в Луносвете пока здесь гремят бои, но не отчаивайся — я обязательно выберусь отсюда чтобы мы вновь встретили новый рассвет. А сейчас, мне пора,- близится последний бой. Порой война и жизнь требуют от нас радикальных мер и мы должны быть готовы, поэтому… ничему не удивляйся при нашей встрече.


Помни: я люблю тебя и будь осторожна.

— Твой брат, Аррен Песнь Солнца."


— из письма, заключительный этап.

Эта история о служении великой цели. И, хотя, часто великие идеи эфемерны и далеки от нас, но охотники на демонов — это трагичные персонажи, связанные одной конкретной целью. Уничтожением Легиона. Во всех его формах и проявлениях, направляя своё безумие ради освобождения Азерота или утоления собственных амбиций. Какими бы не были охотники, они все — часть единого плана Владыки Иллидана. Очерненные, искаженные сущности с голодной жаждой утолить свою ненависть и обрести еще большее могущество. Оружие Легиона, направленное против него самого.

История не связанная со светлыми чувствами, лишь с нашими собственными грехами что предают себя множества людей. Гордыни, или же высокомерию, чрезмерной жестокости или властности, история, отражающая наши пороки, которые проявляются в безумии, агонии и сумасшествии тёмного разума.

Игровое имя:
Аррен
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Эльф крови
Пол:
Мужской
Возраст:
172
Особенности внешности:

Начнем с того что это высокий седовласый эльф, некогда пестрящий своими мягкими чертами лица и аристократическими нотками. Раньше, во времена когда Высшие Эльфы жили в относительном мире, сражаясь с троллями Амани — он пользовался воистину популярностью среди дам своим обаятельным и хитроватым видом. Теперь, шагнув в неизбежную пропасть, преображенный до демонического состояния, Аррен походит на грубое изваяние или статую, кованную лишь из силы и гнева в рельефных мышцах своего торса и жилах крепких рук. По ним протекает Скверна. По ним течет эта губительная и сладкая энергия что постепенно меняет тело эльфа крови, порождая когтистые руки, длинные закрученные рога и пестрящую силу, таящуюся в кислотно-зеленых татуировках. Облаченный в жалкое подобие брони, он презрительно-пристальным взором наблюдает за вами. Взор пылающих очей охотника скрывает черная, словно смоль, повязка, но светящиеся огоньки гнева не скрыть от взглядов смертных как и тех, кому удостоилось быть в роли жертвы демонической сущности.

В бою он полагается на скорость, ловкость и невероятную быстроту реакции — каждое его движение отточено под сводами Черного Храма в изнуряющих тренировках. Многие собратья и сестры пали, но он — нет. Он не пал чтобы доказать величие и силу, чтобы отомстить тем, кто возымел наглость посягнуть на родные земли. И это тело, созданное безумием войны и гневом сослужит ему добрую службу во имя Азерота и тех, кто остался в своих теплых домах. Сребровласый и одинокий — он продолжит нести свою месть, это бремя, раскаленное пламенем разрушительной мощи.

Особенности характера:

Как и многие из одиночек-охотников, предпочитающих держаться подальше от общего сброда, Аррен, прежде всего, полагается сам на себя. На свои навыки и на свои умения, которое были даны ему Владыкой. Он презирает помощь своих врагов — существ Бездны или Чернокнижников, а так же магов, способных порушить мироздание и пошатнуть привычные законы Азерота.

Нетерпелив и горяч, гневен и пылок, охотник изъясняется грубо и доходчиво, закрывая себя от окружающих щитом копящейся ярости, томимой внутренним демоном. В этом порочном кругу ненависти, Пламя Скорби живет в увядающей тоске, с памятью о прекрасных и мирных днях без капли Скверны. Памятью, возвращающей его к прошлому, и, пробуждающей свирепость и злостный оскал клыкастых зубов. В ненависти ему мало равных и, будь ты неосторожный путник, готовься ощутить сталь его клинков — они жаждут крови и смерти. Жаждут высосать души демонов до последней капли ради первозданной силы. Силы, сводящей с ума в еще большую пропасть, но вместе с этим — дарующим власть над бессмертными существами Круговерти.

Единственная память, коя тепло отзывается в его душе — память о кровавых эльфах и своём народе и, несмотря на вражду с Высшими Эльфами — Аррен предпочитает, если и находится, то близ к своим эльфийским братьям неподалеку, наблюдая за их мирным течением жизни. Возможно, в глубине, он наслаждается этим видом, успокаивая себя. Ему приятно видеть как эльфийский род восстает из пепла и возрождается, и, этот миг будет преследовать его до самой смерти.

Однако, в час тяжелых дум, когда гнев источает разум и демон пытает овладеть им, охотник сторонится всех, ведь он — монстр и чудовище, которое призвано лишь ради одного — уничтожать приспешников Легиона и использовать их в своих целях. С особой жестокостью, без жалости и сострадания, без промедления и сомнений.

Но всё начиналось с чего-то. Начиналось с мирной жизни в Кель'Таласе, полной радости и беззаботности, непрерывной войны, тепла и уюта. И последними каплями для будущего охотника станет падение Кель'Таса, его изничтожение, изгнание и раздробленность — Плеть уничтожила всё живое, а Владыка даровал им спасение. Спасение и возможность доказать свою преданность своему народу, которой воспользовался Аррен чтобы воздать по заслугам Легиону.

И здесь кроется небольшая и нехитрая истина — жажда. Жажда силы, погоня за ней в нескончаемых войнах дабы обрести её и подчинить себе. Обыденная для детей крови жажда, которую можно утолить лишь… поглощая всё больше и больше, пожирая сильные сущности чтобы обрести желаемое. И желания различны. Вариативны. Они бесконечно струятся потоками чтобы схватить их своей цепкой когтистой рукою и забрать.

Но что будет делать существо, имея множество сил? Верно — наслаждаться. И в охоте, в погоне и битве Пламя Скорби найдет свою дорогу через гнев и ненависть, прорываясь к величию, охватывающим его демоническим безумием.

Кель'Тас пал. Никого не осталось и, по всем канонам жанров, отчаянный, но верующий лишь в последнюю милость Владыки — он протягивает руку навстречу своей судьбе чтобы стать монстром. Монстром, который обязательно изменит этот мир. И вернет его истинную суть.

Мировоззрение:
Хаотично-нейтральное
Класс:
Охотник на демонов
Способности:

Навыки и профессии:

«Владыка Иллидан Ярость Бури. Имя, которое полнит разум и сердце лишь одним — Местью, имя, в шептании которого мой взор уводит вперед от отреченного прошлого. Кем я стал? Что я? Я монстр, я — лишь порождение твоего гнева и ненависти, которой обучил ты меня, но всё ли это?

Нет.

Однажды ты сказал мне: Пламя Скорби, сегодня пали двое лучших, но так же двое стали сильнейшими и ты — один из них.

И я поверил.

Ниспадающая ярость что влечет меня идти по твоим следам в прибежище врага. Чтобы сбросить оковы боли и узы заточения — всё ради этой цели, но я остался жить. Жить чтобы напомнить тебе и другим своим братьям и сестрам о том что есть наш путь. Кто мы. Ведь мы — Твои Иллидари.»

Вера:
Другое
Пояснение к языкам:

Талассийский — язык Высших Эльфов королевства Кель'Талас. Родной язык.

Всеобщий — пояснение не требуется.

Орочий — язык Орды, язык подчиненный охотникам орков Скверны. Не сказать что запас слов огромен, но достаточно чтобы говорить о врагах, позициях и отдавать приказы, выслушивать рапорты.

Эредан — язык демонов, изученный в Черном Храме при обучении. Каждый охотник обязан знать язык врага, которого ненавидит, чтобы выведать важные сведения из демонических отродье. Используется в ритуалах и заклинаниях Иллидари.

Дарнасский — изучен в Черном Храме с собратьями и сестрами, но больше пищи для размышлений дали долгие дни в Шал'Аране за книгами. Пламя Скорби владеет им на среднем уровне, может рассуждать и командовать, философствовать. Когда всплывают незнакомые слова — он имеет привычку сразу доставать книгу и искать это слово чтобы разобраться.

Инвентарь:

Фракции:

Иллидари — мои братья и сестры по охоте. Те, кому я предан безгранично и те, с кем я готов делить останки своих воспоминаний, а так же те, с кем я несу это бремя гнева. О, возлюбленные, но проклятые. Сколько пало вас, детей Солнца и Звезд под роком судьбы, но сколько осталось жить чтобы преследовать свою добычу? Мы прошли этот путь вместе чтобы отдать долг Извечному Врагу Владыки и даровать спокойствие и процветание Азероту, канув в небытие и Забвение под гнётом Скверны. Каждый из нас — идеальное орудие погибели демоническим отродьям, но несет в себе то Зло, раздирающее нас. И мы присмотрим друг за другом. Поможем в час, когда демон возьмёт верх чтобы окончить твою охоту.


Рыцари Черного Клинка — нежить. Нежить. Одно лишь слово заставляет меня противоречить этому союзу и их вид воистину ужасает, но нас объединяет одно — мы монстры, созданные для уничтожения Легиона. Эффективны, разумны, действуют согласно планам и редко нарушают свои договоры. Я веду с ними только дело и не более — гнев мой застилает взор когда память возвращает меня к отголоскам Луносвета и, хотя я и не видел сколь низко пал мой народ в те дни, но горечь утраты гнетет мою душу.

Хороший и временный союзник. На этом всё.

Паладины Серебряной Длани — защитники Азерота и истинные воины Света, несущие Воздаяние силами Солнца. Те, кто браво сражается на передовой, но пока я не слышал от них вестей, а увиденный мною паладин — был низок и пал в моих глазах.

И достойный представитель в лице Айрена Северного Клинка был встречен. Хороший тактик, яростный лидер что сплотил остальных чтобы так же бесследно пропасть. После этого они увяли как роза под гнётом скверны.


Скорбно.

Валарьяры — лишь единственный раз я видел одну из народа Врайкулов на своём пути, но не успел с ней заговорить, посему ничего не могу сказать об этом Ордене и, хотя я слышал о том что они внесли свою лепту в мир, но не видел своим взором.

Пришедшие с небес — Валарьяры ступили на поле брани, на Расколотом Берегу. Крепкие, сильные воины, но что они жаждут кроме валарьярского мёда и смелой драки? Оружие, которое нужно направить в нужное русло.

Конклав — жрецы Света, те, кто словом своим поддерживает близких и собирает вокруг себя приверженцев веры.


Стражи Тирисфаля — волшебники Даларана, изощренные в магическом искусстве, они поражают своими творениями и среди много достойных 'dorei, которыми теплится моё сердце. Они сделали много полезных вещей и, несмотря на то что они забыли о Аркан'Доре, бросили фронт, но продолжают накапливать свою мощь и я могу понять их. Приятные, отзывчивые и склонные к советам, волшебники знают своё дело.

Однако, за всё время обитания рядом с ними — я убедился в том что они лишь сборище зазнаек, которые не знают как ужиться с гнетущим Легионом. Демон бросает мне новые вызовы, и, однажды — я приду за её душой.

Служители Земли — не видел. Не знаю.

Некоронованные — «те парни снизу», как однажды выразился Кадгар. Я мало что знаю о них.

Незримый Путь — мало что известно о них, следопыты участвуют в компании Сурамара и, если они есть, то я не видел их деяний. Ходят слухи что они смогли отбить Яндвик. За это их можно уважать.

Пропали. Лишь немногие следопыты помогают нам в поисках и обустраивая пути отхода и наступления.

Круг Кенария — друиды что бросили Аркан'Дор в час трудный, но кто поймет калдорай? Уверен, они копят свои силы чтобы вернуться однажды и… я буду ждать.

И они вернулись. Гневная встреча и ряд событий переворотов заставил меня усомниться в эффективности данного оплота, но вместе с этим Круг пришел на помощь на Расколотом Берегу. Не могу положиться на тех, кого нет рядом в трудную для живых минуту.

Отношение:


Алариан «Церебракс» Ветер Скверны

«Встреченный мною в стенах Шал'Арана — один из самых близких мне по духу охоты братьев что без страха и сожалений отдает себя нашему пути — пути Мести. Мы вместе умирали и вместе бились бок о бок, разделяя мгновения безумия чтобы вновь напомнить друг другу — кто мы. Несмотря на то что наша охота длилась недолго — это один из братьев, которому я всегда рад в своём лагере. И хотя наши пути разошлись, уверен, у меня удастся вновь почерпнуть его мудрость и услышать слова, которые так помогали мне в трудный час.

Он никогда в беде не бросит брата и сомневаться в нём — причины нет.»


Шелсиэль Клинок Скверны

«Сестра. Несмотря на то что она — ужасный лидер, — она остается идеальным оружием и Мстителем Иллидари, опуская её пренебрежительность к своим братьям и особую любовь к сестрам. Я могу это понять, но война требует решительных шагов и методов, к которым она — не готова. Надежды о том что она сможет послужить моим оружием возмездия Легиону не оставляют меня.

Однако и эти надежды угасли вместе с её жизнью и жизнью Карнэлии Мрачный Рассвет. Сестры оставили путь, но я — продолжу нести это бремя, сестра. Я возьму эти клинки из твоих рук. И это еще не конец.»


Ситас Тирисфален

«Тот, кто знает слишком многое. Неуловимый и холодный рыцарь Черного Клинка и, кроме извечной войны, нас объединяет общий юмор. Этого достаточно, но я не завидую живым — он настоящая саронитовая заноза на совете. В прочем, хороший тактик, стратег, лидер и, как и многие из иллидари — монстр. Порождение Войны и Гнева.

Но монстр ли? За долгое время общения, составления тактических данных и обсуждения стратегических укреплений я понял что Владыка Смерти — не просто бездумная машина для убийств. Он действительно заботится о своих подчиненных с поражающей эффективностью лидера. Сочетая в себе и гнев, и, удивительное милосердие к живым.

Но это не делает его живым. Он мёртв, но всё еще бродит по холодным снегам своей души в поисках новых целей. В поисках новых задач. В поисках новых преград чтобы когда-нибудь остановиться.

Все мы сломаемся. Ведь мы — оружие.»



Асавар Кул

«Просто добродушный орк с кофе, чемпион Орды и любитель почитать книжки с переводом. На удивление мудр, хотя и строит из себя глупца. Ирония. Внешность — обманчива.»


Серидэ Шалла Дарнас

«Моя тюремщица. Она следует за мной по пятам, напоминая мне об обратной стороне безумия — жизни. И всякий раз я поднимаю свою голову чтобы где-то вдали увидеть её силуэт у одного из древ или на каких-либо руинах. Калдорай странны, но эта — фанатична, как и многие из Стражей, оправдывающие свою хладнокровную жестокость. Однако, несмотря на всё — я привязался к этой заботливой, маленькой девочке. Нужно придумать как от неё избавиться.»


Айрен Северный Клинок

«Паладин, ведомый Светом. Молод, наивен, отчаянно делает вид что он серьезен, но их ночная ругань с Тирисфаленом не даёт мне заснуть. Когда-нибудь это закончится. Как союзник — сойдет, но более мне о чем с ним разговаривать, иначе он погрузится в пучину моей ненависти и злобы.»



Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Персонаж — проба пера автора в ролевой игре
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток.

Вышло несколько кратко, однако чертовски стильно, притягательно и интригующе. И хотя охотники на демонов внешне схожи своими атрибутами: выколотые глаза, горящие зеленым пламенем, длинные уши, склонность к оголенному торсу, — внутри они все-таки несколько разные. И это вам прекрасно удалось доказать своей анкетой. Пять уровней для персонажа Аррен.

Проверил(а):
Fx
Выдача (Опыт):
Да
14:53
06:05
1717
Leo
Leo
14:53
+2
Комментарий Охотника.
18:26
+3
Бессмертный комментарий.
14:53
+2
Чёрный текст на чёрном фоне peka4
Leo
14:56
+2
Поправлено.
15:09
+1
Мне показалось, что это у него в руках булочка.
V.
15:38
+2
Пикча на фоне сломалас(
Leo
01:20
+2
Обновлено.