Фрагмент из рассказа «Королевский Элвинн».

Игровое имя:
Нордий
Статус:
Неизвестно
Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Особенности внешности:

— Налей-ка мне ещё элю, – добродушно улыбаясь, прокряхтел старик.

Я молчал, глядя в глаза Синклэра, и думал, как бы хмель не
добил старого, всё же опасная штука…

— Вот жил бы ты на моём веку, да пережил бы все невзгоды, тогда понял бы, что и кружка сточной воды для кого-то праздник. А в мирное время без эля — как в походе без верёвки!

— А это верно подмечено. – прогремел голос Брорда, сопровождающего Нордия во всех его путешествиях на протяжении последних пяти лет. Возможно, именно взаимная любовь к элю притянула обоих мечтателей друг к другу.

— Уверен, ты уже и забыл, как мы это пойло однажды подсунули таурену.

— А в кружке-то было и не крепкое… – продолжил авантюрист, показывая
этим то, что его разум далёк от забвения, — …а он уже был готов свалиться в
соседнюю лужу спьяну. А потом он как погнался за нами, еле убежали, лишь
промокнуть пришлось.

— А сам край каков? – заинтересованно спросил ночной эльф, присоединившийся
к нашей мужской компании, слышавший о некогда приветливых лугах Юга.

Нордий Синклэр стал эмоционально рассказывать обо всём, что ему довелось услышать и увидеть там, о благоухании степей, о некой живой силе, которой пропитан воздух Мулгора. Рассказывал и с долей тоски и печали, от осознания того, что многие дивные земли Азерота становится плацдармом для очередной битвы меж существованием и гибелью, и передавал нотки своих переживаний через голос слушателям, от чего у тех сжималось сердце. И ощущения были, будто это лишь легенда, с таким подходом старик доносил свои истории.

— Надеюсь, народ тауренов простит меня за все проказы… -
завершил старик, в конце обратившись к мнимым собеседникам. — Но были и в тот год прекрасные события, мне посчастливилось стать свидетелем бракосочетания на Соборной Площади, первый раз за мои восемьдесят два года, – рассказчик повернул голову в сторону соседнего столика, который был занят человеком в золотистой робе – явно священником. – А вот и тот, кто их венчал. Старина… — радостно промолвил путешественник.

Священник улыбнулся в ответ, с того дня, когда они встретились прямо в центре столицы, когда они нашли в себе что-то общее, жрец и герой сего рассказа стали близкими друзьями, Нордий был и поныне является любителем приметить себе нового соратника.

— Так давайте же поднимем кружки за священных наших отцов! –
воскликнул один из собравшихся в этот холодный вечер в полупустой таверне.
Зазвучало олово и медь, сошедшееся в дружественных ударах. Брорда же напел
любимую песню, которую поёт его народ во время застолий. А выпивка, известная
своим свойством нарочно раскрывать уста, вызвала волну тостов, совершенно
неожиданных. Отрадно мне было видеть, когда бывалый горец и потомок рыцарей Севера чокнулись за мир.

Потом, когда гул различных говоров затих, дворф запрыгнул на стул и звучно сказал:

— Мы забыли выпить за тех, кто ночью этой не дома. Кто
постигает новые вершины, выплывая из тихих гаваней! Да будет их путь не
туманным, а явным!

Спустя несколько минут в закрытую дверь таверны громко и
хаотично постучали. В помещение вошёл человек, одетый в меховую одежду. Расстегнув капюшон, незнакомец показал посетителям таверны своё усталое лицо. Прибывший хотел было пройти и сесть за любой свободный столик, но путь ему перегородил наш искатель приключений: “О, приветствую! Какими судьбами в этот промозглый вечер прибыл в это заведение?” – Нордий Синклэр пожал руку вошедшему в “Гордость Льва”, приветствуя его так, будто это его давний знакомый. Даже больше того, буквально за минуту старик познакомил
его со всеми своими собеседниками, указал на свой тёмно-коричневый жилет, висящий
на спинке стула, и лежащий подле стола меч — извечного спутника авантюриста во всех начинаниях.

Наконец, ошеломлённый человек спросил:
— Видели ли вы проезжающего человека на лошади? С большими
мешками на спине. – неспокойно проговорил торопящийся куда-то незнакомец.
Из толпы слушателей Нордия кто-то выкрикнул:

— Сегодня утром.

— Вы гонитесь? – спросил Синклэр.

— Да, это моя лошадь, а в мешках – мои последние сбережения. Наверняка, едет на запад. Нагоню его по дороге в Луноречье, – с одышкой говорил бедолага, сжимая в ладони рукоять клинка.

— Вы выехали из Приозёрья? – поинтересовался авантюрист, подметив
символ Красногорья на его нагруднике, невероятно поношенном.

— Это так, сэр. Сегодня ранним утром, сэр.

Таверна заполнилась удивлёнными возгласами и вздохами: огромное количество миль, и за один день?

Проезжий представился мистером Истом и, когда новоприбывший был усажен за стол и начал трапезничать, разговоры о былом продолжились. Когда Гордон Брайри, уроженец Гилнеаса, заканчивал рассказывать о своей личной жизни, семейных делах и романе, в эпилоге он обратился к путнику с вопросом:

— А у вас есть семья, приятель?

Путник мрачно поглядел на задавшего вопрос Гордона, уже явно пожалевшего, что он это
сделал:

— Была. Но со вчерашнего дня её уже нет. Те, кто бросают отцов без всего – не сыновья.

В таверне установилась звенящая тишина. Каждый задумался об этих словах по-своему, но понимание было одно. Нордий взял незнакомца под руку и, заплатив за комнату, повёл того наверх. Там старик уложил его на кровать.

— Разбудите меня в четыре часа от полуночи, – прохрипел человек, погружаясь в сон.

Полуночные посиделки продолжились, и скоро трагедия спящего
на втором этаже господина и вовсе позабылась в бесшабашном весельи. И только
старый путешественник бы погружён в смятение и внутреннюю тревогу.
Молодой человек был разбужен за час до необходимого времени,
снаряжён припасами со стола и посажен на коня. Нордий во всех подробностях
рассказал полусонному весь путь от Златоземья до Луноречья, предупредил о
стычках с недругами и дикими зверями, посоветовал лишний раз не попадаться
Дружине Западного Края, ибо мало ли, вдруг примут за разбойника, да и объезжать
крупные поседения Запада просёлочными дорогами, которые не помнят ни
бандитского ига, ни битвы за Сторожевой.

— Да благословит тебя Свет, – завершил свои наставления старик и, подняв руку над ездоком, что-то произнёс. Золотистая аура окутала сконфуженного Иста, – Свет всегда помогает, чтобы я о нём плохого не говорил когда-то, – дополнил Нордий, ещё лет десять назад отвергающий эту мировую Силу.

Прошло около получаса, как в дверь таверны вновь постучались. Отворив дверь, в помещение вошли три стражника, все в блестящих доспехах, в синих, как небо, плащах, с жёлтым львом на груди, вселяющим ужас в каждого, кто посмеет пойти против “Короны”.

— Куда и когда отправился Ист? – холодно спросил один из блюстителей порядка, видимо, лидер тройки. Задал вопрос так, будто мы обязаны были знать эту фамилию, знали её точно. После затяжных и крайне неловких десяти минут молчания страж вновь повторил свою фразу. На этот раз откликнулся Брорд:

— Вижу, вам не терпится разыскать сударя, но с какой целью? – напряжённо пробасил дворф.

— В провинции Красногорье было совершено неприемлемое правонарушение и переход за грань беззакония. Господа Исты совершили грабёж во владениях Джорджа Маркмара и сколотили на этом состояние в семьдесят пять золотых, – сухо ответил латник, — Куда и когда? Посетители таверны переглянулись между собой. Никто не хотел выставлять себя виновным в оказании приюта обманщику. Но, ответ не заставил себя долго ждать:

— Уехал около тридцати минут назад в сторону Луноречья., — ответил
молчаливый священник, несущий на себе тяжёлое бремя глашатая Света, – могущественной цитадели справедливости.

Как только священнослужитель проговорил последнюю фразу, страж
сдвинулся с места и, развернувшись, повелев остальным идти за ним, направился к
коням. Через три минуты можно было
услышать ржание лошадей и топот копыт, с каждой секундой отдаляющиеся, и отдаляющиеся.
Общество внезапно взорвалось:

— Сукин сын вновь обдурил наивный люд!

— Мразь похуже беса!

— Лгун и паразит.

А как по-иному? Сами понятия “чести” и “достоинства” были
нарушены в эту ночь. Недовольные взоры, в том числе и мой, устремились в глаза
Нордию.

— Ошибочно думать, господа, что совершил дорогой Ист
беспричинное посягательство. Он преступник теперь, но и честнейший человек. Отдав семьдесят пять
золотых блестящих монеток приятелю года два назад на создание собственного
предприятия, сейчас добросовестный бедняк может наблюдать лишь хоромы своего
друга, подаренные ему Джорджем Маркмаром, любителем дворцовых балов. Сами можете
и посудить, куда спустил чужие деньжата новоиспечённый аристократ, — с улыбкой
на лице сказал авантюрист, одев свою кожаную шляпу, — Отбыв уж много лет назад
из родного Стромгарда, побывав и жителем далёкого Терамора, и писателем своей
истории… — потряс стопкой книг, на протяжении
всей моей встречи с этим очаровательным стариком лежавшей на столе, — …я встречал разные
судьбы. Так выпьем же за всех, кто ночью этой не дома. Кто постигает новые
вершины, выплывая из тихих гаваней! Да будет их путь не туманным, а явным! Да
будет с ними Свет!

— И позор всем нечестивым! – добавил в конце дворф.

Второе издание.




Особенности характера:







Мировоззрение:
Нейтрально-доброе
Вера:
Святой Свет
Пояснение к языкам:




Хронология:




Места пребывания:






Семейное положение:
Одинок(-а)
Активность:
Эпизодический отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:
Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Доброго времени суток, дорогой игрок.

Без сомнения, действительно хорошая во всех смыслах работа. По крайней мере составлена она весьма грамотно, да и та самая атмосфера, которую я привык называть "Однажды в таверне", хорошо ощущается. Но одна большая проблема: это скорее походит на квенту, нежели анкету, ибо упор ставится именно на передачу истории определенного события. Я могу понять ваше недоумение, ибо подобные рассказы под видом анкет не новы, однако зачастую они сопровождаются краткими выписками о том, что представляет из себя персонаж. Как пример, прочитав данную эпопею, я так и не понял, как выглядит Нордий, ибо об этом и не написано. А вспомните, ведь внешность персонажа является обязательным пунктом в анкете. Посему, с огромным сожалением, и следует отрицательный вердикт. Либо же это стоит как-то дополнить, перекопав все произведение подчистую, либо же придется загнать себя в рамки и прийти к общепринятому стилю оформления анкет.

Удачи.

Проверил(а):
Fx
Уровни выданы:
Не положено
14:03
23:17
510
17:59
0
Оригинал — «За тех, кто в пути» Джека Лондона.
20:24
+2
Круд, сделай задник, текст просто нечитабелен.
20:27
0
Да, согласен. На мобильном устройстве задник текста ведёт себя по-иному, в отличие от ПК.
12:51
0
Проблема успешно решена (насколько я понял).
14:04
0
Нет, я вот нифига не вижу