Игровое имя:
Тори
Статус:
Неизвестно
Раса:
Эльф крови
Пол:
Мужской
Возраст:
За пять сотен
Особенности внешности:

Он заметно выше среднего роста, с телосложением опытного охотника — крепкое тело покрыто рельефным узором мышц и закалено годами тренировок, войны и странствий, однако не перегружено излишками. Его кожа имеет откровенно бледный цвет, находящийся между болезненным и утонченным оттенками. Она почти не затронута временем, не считая извилистых шрамов на ребрах и черной полосы на конце левого уха, а так же широкой полосы на ладони, что напоминает о Клятве Крови, в то время как остальные шрамы практически незаметны или вовсе затянулись из-за постоянного присутствия целителей на поле боя. Глаза его имеют янтарный оттенок в качестве основы и ядовито-зеленые завихрения в качестве верхнего слоя, веки слегка прикрыты и придавлены традиционно-густыми, длинными бровями, застывшими в хмуром положении. Тонкие полосы мимических морщин расположились между бровями и тянутся от слезных желез к подбородку, обозначая условную границу между скулами и носом, чуть не доходя до плоских губ и типично аккуратного, точеного контура подбородка. Длинные, почти белоснежные волосы обрамляют лицо — они доходят до плавающих ребер спереди и чуть дальше пятого сверху позвонка сзади, находясь в состоянии творческого беспорядка, одновременно уложенные и растрепанные, они огибают линии лица и уши, складываясь в обыкновенную Кель'Таласскую прическу ястреба. Его тихий и отчетливый голос имеет почти незаметную дрожащую нотку, которая усиливается равномерно с увеличением громкости речи, что придает его крику яркий, рычащий оттенок и непроизвольно делает громкую речь заметно грубее.
Со времен перерождения высшего королевства в детей крови, доспехи стали его второй кожей, а парные клинки — спутниками жизни. Его основные требования к броне — это крепость материалов и определенная тяжесть конструкции при минимальных жертвах мобильности, в то время как дополнительные предпочтения — это присутствие грубых углов и острых граней, а так же умеренная гамма и строгость линий. За последнее десятилетие за пределами родины, он подстраивался под реалии мира вокруг и перебирал клинковое оружие разных народов — начиная от простых пиратских рапир и заканчивая огрскими топорами, он плавно подбирался к неопределенной категории оружия, созданного для сражений с полубогами. На его спине всегда можно найти чудовищной формы и размеров меч, в то время как на бедре почти всегда можно приметить набор запасных вариантов, состоящий из метательного топора и пары разномастных клинков для замены расколотого предшественника или дополнения основы. Помимо этого, он всегда придавал весомое значение символике фракции, под знаменами которой сражается и во время защиты которой, готов погибнуть без лишних колебаний. После смерти, на нем однако сложно заметить символику лишь одной фракции — на трофейной цепи болтаются различительные знаки обеих фракций и гладиаторские медальоны, в то время как к наплечникам привязаны обрывки флагов всех объединений, под флагами которых он сражался и которые показали себя достойными союзниками.

Особенности характера:

С раннего возраста, он слышал зов Судьбы и мелодичные гимны Войны, предвещающие полную боли жизнь и героическую смерть. В детстве, он часами сидел вблизи тренировочных площадей королевства, наблюдая за обучающимися воинами и легендарными ветеранами былых времен словно зачарованный, чувствуя чистейшую мощь каждого удара и стальные ноты в каждом выкрике. В день, когда ему доверили тренировочное оружие и представили учителю, темный уголек в сердце эльфа начал свое превращение в яркое пламя, обжигающее всех вокруг и опаляющее хозяина. Годы тренировок и внутренних конфликтов королевства одновременно подпитывали его воинственную душу и позволяли оттачивать мастерство, а короткие внешние конфликты помогли закалить полученные результаты. Совершеннолетие и взрослая жизнь не меняли его, заставляя принимать сложные решения и выполнять трудные задачи без излишка мысли, грубыми и строгими ударами лезвия или слова, однако приход Плети изменил — большая часть его семьи погибла или ушла вслед за войском короля мертвых по своей воле, оставляя лишь троих верных короне братьев позади, обиженных друг на друга за общий провал и чужие решения.
Последующие годы, он провел в военных походах Орды. Стараясь убежать от плохих воспоминаний и пытаясь найти место, которое смог бы назвать новым домом, эльф промаршировал по опаленным полям полуострова Адского Пламени, контрастным топям Зангартопи и лесам Тероккара, постепенно пропитываясь народным настроением и духом заклятой дружбы разномастных членов фракции. Вернувшись на родную планету, он продолжил восстанавливать нервы упокоением нежити среди ледников Нордскола и постарался найти в сердце место для не-мертвых союзников, к концу войны примирившись с трагедией и поставив точки в истории прошлого, однако всё ещё питая неприязнь ко многим новым товарищам по оружию. Короткий промежуток жизни не изменил его характер кардинально, однако помог избавиться от невероятной тяжести на сердце и частично сблизил его с созданиями, которых он когда-то считал дикарями и которые оказались гораздо ближе к нему по духу, чем физические сородичи.
Годы после, эльф провел среди Калимдорских степей, пустынь и лесов, лишь изредка возвращаясь на родные земли Восточных Королевств. Вопреки принятой практике, он вступил в военные силы Орды в качестве обычного рубаки, а не члена эльфийского ордена на службе Вождя и окончательно погрузился в воинское ремесло, обучаясь всем известным техникам и изучая философию различных народов. Могучие мудрецы и великие воины эпохи перемен стали его спутниками жизни, превращая осколки неопознанной руды разума в устрашающее оружие — жаждущий крови врагов жизни и готовый к действию, обученный лучшими воинами и наставленный мудрейшими духовниками всех народов, потерявший всю свою жизнь и нашедший новый дом на поле боя, он продолжал бодро маршировать по дороге к совершенству и помогал соратникам держаться на ногах, поддерживая словом или принимая удары судьбы на себя вплоть до победы над Пылающим Полководцем, после чего покинул ряды Орды — он слишком долго служил под алыми знамёнами и знал характер королевы-банши, за годы не-смерти потерявшей ненависть к некромантии, перенявшей интерес к темным ритуалам у всем известных личностей и использующей гниль без сожаления для истребления жизни не только разумной, но и природной.
Находясь на Аргусе, он дал себе клятву — приложить максимум усилий к предотвращению очередной гражданской войны и устранению опьяненных властью молодых рас Орды, хлынувших в открытые врата нового вождя. А так же принял решение — вернуться под знамена живых Ветрокрылых и Кель'Таласа, покуда белые нити перемирия сшивали изорванный войной Азерот. Усталый и запутавшийся, он не подозревал, что безжалостная старуха — Судьба лишь создавала иллюзию спокойствия, дергая за нити из сухожилий и двигая воина к очередной войне.

Мировоззрение:
Истинно-нейтральное
Класс:
Воин - Берсеркер и Оружейник
Вера:
Шаманизм
Пояснение к верованиям:

Азерот предлагает множество религий и бесконечное количество сект, построенных вокруг различных первородных энергий, каждая из которых предлагает бесконечную силу и вечное счастье в своем виде, однако сотни лет жизни учат смотреть на мир более широко, искать физические воплощения благодетелей и честный подход к восприятию реальности. Как в свое время рыцари крови без фасада использовали силу пленного посланника Света или магистры, искренне верящие в бесконечную благодать Колодца, Ардайн искал религию, способную не только обещать, но и действовать. Когда мир расколол Катаклизм, он провел почти три года среди бывших врагов, слушая истории об их культуре, убеждениях и быте, причинах сражаться и взглядах на конфликты, отношении к другим ветвям их народов и взаимоотношений между союзниками — определенно полезный опыт для будущего дипломата, которого судьба наградила благословением ненависти и ярости, исцелять глубокие раны которого пришлось шаманам Круга Стихий, а после шаманам Когтистых Гор в течении последующих лет, за время которых эльф окончательно укрепился во взглядах на религии родного мира, остановившись на честном ко всему живому балансе всего сущего — не смотря на то, что после смерти его врятли ждет духовное перерождение или эльфийские Предки, он принял шаманизм в качестве линзы, через которую смотрит на мир, поскольку знал богов этого пантеона в лицо и сохранил достаточно конечностей, чтобы рассказать историю об этой встрече, поскольку духовники этого течения без хитрости и обмана помогли ему вернуться к нормальной жизни и поскольку эта религия не требовала обманывать себя, только методично восстанавливать баланс ради баланса и общего блага, чьи бы лесопилки не оскорбляли чьих предков, живущих в деревьях. Впрочем, после смерти его ожидали лишь столетия бесконечной пустоты в перерывах между днями мертвых...

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Наречие троллей
  • Орочий
  • Талассийский
  • Гоблинский
  • Калимаг
Пояснение к языкам:

Эльфы всех ответвлений предпочитают постоянство, избирая путь и следуя ему от начала сознательной жизни и до конца, поэтому зачастую знают не больше двух языков в возрасте нескольких тысяч лет, однако жизненный путь Ардайна — путь солдата, а не легендарного воина или героя своего народа. Большую часть жизни ему приходилось превозмогать боль и адаптироваться к окружению, а меньшею — адаптироваться к постоянно адаптирующемуся миру, двигаясь хотя бы шаг в шаг с потенциальными противниками и заклятыми друзьями. Жизнь среди троллей и орков, брезгливо разговаривающих на родных наречиях об одинаковых вещах мало чему научит даже заядлого полиглота, но жизнь среди орков и троллей, которым ты доверяешь свою жизнь и которые доверяют свою жизнь тебе — толкает обе стороны союза на встречные шаги, если не ради дружбы, то ради выживания и эффективности на поле боя, способности использовать вражескую неподготовленность — так можно описать твердо-среднее знание орочьего и зандали Черного Копья. Во времена неистовства стихий, когда Смертокрыл накрыл мир волной пламени и сама земля разошлась по швам, молодой вождь Гаррош уделял немало внимания новым союзам, в том числе и гоблинам-беженцам, что стали полноценной частью Орды без подвохов. Ардайн, на тот момент оставшийся без отряда и имеющий командирское звание, был приписан к экспедиции гоблинов-исследователей и прошел с ними от места пробуждения Разрушителя Миров до мест последнего его физического места пребывания, активно изучая человеческий и гоблинский языки вместе с начальницей команды, набравшись достаточного опыта, чтобы медленно и вдумчиво ругаться самыми страшными словами обоих языков в попытке спросить дорогу до таверны. По завершению задачи и возвращению экспедиции в столицу, он был откреплен от отряда и отправился в «долгий патруль» от Подземья, сквозь Сумеречные Нагорья на вершину Хиджала и на окраины времени, где даже древние боги живут недолго, отточив навыки всеобщего до крайне уверенного уровня из-за большого количества дружелюбно-нейтральных союзников из враждебных по-умолчанию народов и помогал с изучением врага на самом глубоком уровне, от письменности до культуры. К сожалению, изучение элементалей было очень дорогим предприятием и оставило множество перманентных травм в обмен на знания, достаточные для оскорбления костра и общее осознание десятой части текста на гравированном столбе, что определенно стоило усилий в контексте войны. Но не жизни.

Инвентарь:

Доспехи мастерской работы из кузницы Оргриммара, изначально представлявшие из себя набор традиционных лат кровавого стража старой Орды, подогнанный под эльфийскую фигуру и претерпевший почти полную переработку за годы службы в багровой армии. Предоставляют отличную защиту и позволяют передвигаться по полю боя увереннее и агрессивнее большинства представителей воинства.

Материалы: Сумеречная чешуя, кожа василиска, сумеречная ткань, мифрил, адамантит, сульфуронская сталь, кровавая сталь и силовая руда.
Форма: Подкладка представляет из себя полу-комбинезон, напульсники и обмотки тауренской работы из иссиня-черной чешуи василиска, покрытые почти непрерывным тиснением с изображением гор и лесов Калимдора, между которыми располагаются ряды мифриловых заклепок тускло-древесного оттенка. Поверх него, накинуто своего рода пончо из шкуры сумеречного дракона ярко-фиолетового цвета, спереди покрывающее лишь грудную клетку и доходящее до пояса сзади. Промежуточный слой, покрывающий руки, плечи, грудную клетку, бедра и пространство от колен до ступней, напоминает по конструкции доспехи мастеров клинка, состоящие из тонких линий металла в обрамлении и выполняет роль каркаса для более тяжелой части комплекта; если не фокусироваться на приличном количестве выступающих креплений и прорезей для ремней — это самый непримечательный слой доспехов. Основной же слой, состоит из неприлично-численного количества угловатых пластин кровавой стали с вставками ярко-рыжей стали огненных просторов и не менее ярко-золотистого силового камня, складывающихся в грубый силуэт, почти каждая грань которого оканчивается острым углом — общая фигура пусть и напоминает парадной наружности доспехи кровавых стражей, разительно отличается ярко-серебристыми когтями и лезвиями из элементия с водянистым, вечно переливающейся текстурой и почти скелетообразной конструкцией, напоминающей нечто из кузниц Легиона.
Особенности: Благодаря относительно легкому весу пластин мифрила, сплетенных между собой тонкими линиями адамантита и толстому слою пропитанных первородными силами металлов, комплект позволяет сохранять мобильность на самых недружелюбных к пехоте полях боя и способен защитить от нескольких прямых попаданий артиллерии с минимальными повреждениями, одновременно с этим предоставляя защиту от магии любого рода в достаточной мере, чтобы не погибнуть в адском инферно как минимум моментально. Багровые руны на спинной пластине складываются в знак старой Орды и сплетают несколько средней сложности слов силы, центральное из которых выполняет роль магнитных ножен для зачарованного оружия.
Зачарование: Сопротивление физическому урону, стихийной и хаотической магии; Магические ножны.
Оплавлены в пламени Аграммара, захоронены вместе с прахом в Дуротаре и пропитаны кровью военных кампаний Обороны Луносвета, Нордсколла, Возвращения Нелтариона и Легиона.

Огромный вампирический меч с извилистым, зубастым лезвием и отвратительной аурой, прошедший за десяток лет существования путь от осколка души до проклятого рунного тесака, способного рассекать голую плоть словно масло и прорубать стальные доспехи словно сухие ветки, вытягивая жизненную энергию даже из противников без крови и оставляя раны одновременно физические и духовные.

Материалы: Метеоритная руда, элементий, древний обсидиан, мифрил, ашенвальское дерево, дренорская сталь, клык кракена, огнеткань и перья гарпий.
Форма: Его клинок представляет из себя почти прямой, двухметровый ломоть темно-серебристого металла, переливающегося багровыми разводами темной магии, переплывающей вдоль ярких узоров, расположенных вдоль зазубренного лезвия из обсидиана. В основании клинка, магические руны сплетаются в знак старой Орды, из которого выходит декоративная гравюра, гласящая: «Смерть врага продлит жизнь бессмертного воителя» на орочьем языке. Перетянутая ярко-рыжей тканью рукоять из почти простой древесины под полторы руки таурена, упирается в гарду из клыка кракена с одной стороны и заточенное навершие в виде знака новой Орды, внутри которого парит кровавый самоцвет, с другой. Некоторые грани покрыты тонким напылением истинной стали для придания жесткости, из-за чего оружие выглядит заметно потрепанней.
Особенности: Сердцевина из мифрила позволила заметно облегчить конструкцию, а чары кровожадности и вытягивания жизни позволяют сохранять боеспособность даже во время длительных сражений, при условии непрерывности процесса, однако обращение с ним требует особого мастерства, физической силы и духовной выдержки. Для поддержания нужного настроя, оружие вытягивает самые болезненные переживания из душ носителей, сплетая из них видения прошлого, будущего и нередко настоящего, постепенно лишая их способности контактировать с обществом, здорового сна, трезвого взгляда на реальность и инстинкта самосохранения даже в руках бывалого ветерана.
Зачарование: Вампиризм; Кровожадность; Магические ножны.
Расколот Агроммаром, осколки переданы Ранджи Нагому в обмен на определенную жертву и пропитан кровью военных кампаний Нордсколла, Возвращения Нелтариона и Легиона.

Сбалансированный и надежный топор Железного Марша, способный прорубить средней прочности доспехи или лишить легкобронированную цель конечности одним взмахом. Выкованный безымянным кузнецом армии Гарроша и доработанный кузнецами-чародеями из Высшего Королевства, он используется как метательное оружие или инструмент для надежного закрепления на противнике-великане.

Материалы: Дренорская сталь, кости гронна, кожа рилака и морозного бурильщика.
Форма: Обманчиво-многослойное лезвие этого оружия, на самом деле представляет из себя смертоносную, монолитную пилу с ярко-рыжими прожилками пламенных чар, из-за которых металл дымит при температурах чуть ниже умеренной. Рукоять не столько состоит из кости гронна, сколько обита ей и оплетена жгутами, чередующимися между темно-малиновой шкурой рилака и черно-синеватой кожи великого червя, прихваченными позолоченными кольцами под лезвием и на границе крестообразного хвоста.
Особенности: Прочный, надежный, многофункциональный и простой, этот топор способен приносить пользу в бою и быту одновременно, при этом заполняя пробелы в функциональности среднестатистического воина-оружейника или лесоруба-пиромана.
Зачарование: Огонь.
Потерян на платформе Аграммара и пропитан кровью всей военной кампании Легиона.

Молодое оружие с потенциалом стать легендой для будущих поколений, выкованное из силовой руды и пропитанное силой Ярозема, оно собрало в себе память о павших воителях всех племен тауренов Крутогорья и их врагах. Весящий не меньше двуручника и способный резать камень словно масло, этот тесак был выкован в Оргриммаре по особому заказу из не менее особых материалов.

Материалы: Силовая руда, осколок Ярозема, амулеты воинов-тауренов, перья королевы гарпий и её свиты, магическая сталь гарпий и осколки кристаллических великанов.
Форма: Его толстый, угольно-черный клинок пробит массивными кольцами и лезвиями-полумесяцами, скрывающимися под бирюзовым узором магического металла, изображающего воздушные потоки и облака, что упираются в гарду из грубого амулета в виде головы таурена с ветвистыми рогами и глазами-самоцветами, наполненными золотистой энергией после чего переходит в аскетичную гарду и закругленное навершие с кольцом, к которому привязан прочный темляк с пучком разноцветных перьев. Его лезвие состоит из силовой руды и имеет сердечник из элементия, в то время как полумесяцы выплавлены из демонической стали, а украшения и узоры — из загадочного металла, используемого гарпиями для создания браслетов. Медальон и кольца же, принадлежали воинам Крутогорья, павших в сражении с рухом-великаном и при обороне столицы, а темляк сплетен из рунических нитей и перьев королевской свиты, руководившей атаками на Крутогорье.
Особенности: Выкован из осколка осколка столпа сотворения и пропитан кровью титанов и является переносным памятником жертв Крутогорцев, однако размывает своим сырым могуществом любые чародейские символы и весит не меньше двухметрового двуручника. Ценой нескольких бессонных, по эфириальным меркам, ночей — был трансмогрифицирован в Плотерез для дополнения пары клинков.
Зачарование: Невозможно, однако оружие является почти бездонной батареей могущества.
Получен Агрогхаром Хребтоломом во время сражения с Агроммаром и пропитан кровью всей военной кампании Легиона.

Относительно небольшая, прямоугольная сумка из темно-коричневой кожи, закрепленная на пояснице ремнями. Грани и углы сумки укреплены тонкими металлическими вставками и заклепками, каждая из которых покрыта матовой краской. Символ Шаттратского рынка выгравирован на пуговице, а внутренности сумки определенно наполнены магией.

Материалы: Магия, кожа, металл и время.
Форма: Внутри неё всегда покоится гоблинская зажигалка-граната, буквально древняя записная книга с различными картами между страницами, Оргриммарский камень возвращения и разного рода запасы — еда, медикаменты, деньги и старые знаки различия, выдаваемые особо доверенным союзникам во времена необходимости. На левом её боку, находится фляга аналогичного внешнего вида, однако не пропитанная магией — она наполнена ключевой водой. Защищенная от непогоды тайной магией карта Азерота расположена в кольце, находящемся чуть дальше от пояса — она отлично отображает маршруты между столицами всех известных фракций, однако лишена детального изображения локаций. На правом её боку, находится кольцо для хранения местной карты, которое редко пустует в меру отличной разведки Орды, поставляющей фракции актуальную информацию для ведения сражений. В аналогичном креплению для фляги кольце, находится горн из рога дракона и чуть больше метра рунической веревки с крюком на конце.Трофейная цепь тянется от левого бока сумки к защитной пластине на бедре, притягивая к себе внимание зевак разноцветными перьями гарпий, когтями наг, длинным клыкам неизвестных созданий и различным украшениям, среди которых выделяются расколотые знаки различия Альянса, слабо отсвечивающая энергией подвеска из осколка осколка Ярозема, извилистое лезвие с Сульфуронского Шпиля, коготь патриарха гончих Аргуса и более распространенные памятные аксессуары, вроде гоблинского самофланжа и крохотного идола иглогривов, каждый из которых пропитан слабыми, но чарами.
Особенности: В первую очередь — возможность носить содержание груза военного обоза без необходимости тянуть реальный вес содержимого сумки, во вторую — тактическое преимущество над менее подготовленным противником, позволяющее помогать в планировании наступлений или выдать временному союзнику медальон, позволяющий рубакам спокойнее реагировать на появление старых врагов посреди лагеря и в третью — способ показать хотя бы часть послужного списка новым соратникам, вспоминая времена до межпланетарных войн.
Зачарование: Шаттратская бездонная сумка и десяток мелких артефактов со всех уголков Азерота, Запределья и миров Легиона с соответствующими различиями в силе и пользе для носителя.
Перешло к Адэлер, Луфрине и Дарэль во время сражения с Агроммаром и пропитано кровью всей военной кампании Легиона.

Отношение:

Орда
Кель'Талас — родные земли ныне стали призраком прошлого и страшным шрамом на душе эльфа. Род Солнечного Затмения предал королевство меньше десятилетия назад и не смотря на все усилия по очистке доброго имени, к членам этой семьи относятся с нескрываемой неприязнью, если помнят о существовании подобной. По ошибочному мнению самого эльфа.

Отрекшиеся Лордерона — верные союзники и заклятые друзья, некоторые из которых были таковыми и при жизни, и после не-смерти. С трудом сохраняя баланс между ненавистью и терпеливым смирением, прохладные отношения эльфа с нежитью продолжают существовать без особых изменений не первый год.

Отрекшиеся Аптекари — их действия никак не оправданы в глазах эльфа и никак не оправданы в глазах окружающих. Если руке воина суждено дотянуться до рукояти клинка во время разговора с не-мертвыми союзниками, то это определенно произойдет во время общения с осквернителями Отрекшихся.

Песнь Войны — проверенные братья по оружию, поддерживающие напряженную, но дружелюбную атмосферу вокруг себя. Поставляя смерть по указу Вождя в нужную точку мира и принося фракции нужные ресурсы в процессе, эти закаленные рубаки всегда напоминали эльфу о простых радостях жизни и помогали с изучением воинского ремесла.

Изувеченная Длань — орочья разведка всегда действовала эффективно и безжалостно, иногда переходя все существующие черты и заходя далеко за линии дозволенного. Множество тренировочных покушений на командиров, множество невероятных слухов и столько же невероятных картин заставили эльфа в определенной мере уважать орков-без-чести старой школы.

Кор'Крон — весьма уважаемая организация с крайне спорной репутацией и спорным составом, они чаще становились палками в колесах машины войны, однако самыми крепкими из возможных палок. Не смотря на различия во взглядах на мир, любой настоящий член гвардии по-умолчанию заслуживает уважения и стоит десятка тренированных рубак в глазах эльфа.

Драконья Пасть — крайне спорный союз и ценное приобретение одновременно. Их мастерство охоты на драконов и общие моральные очертания нашли место в душе эльфа, однако отсутствие большого количества представителей их народа не позволило огоньку дружелюбия разгореться в костре из сухого нейтралитета.

Трюмные Воды — во времена Катаклизма, эльф сопровождал бригаду элитных инженеров и молодых костоломов, постепенно привыкая к зеленокожим мастерам и понимая, что им можно доверить спину, возможно даже назвать братьями по оружию. Коварные тактики и безжалостные воины, эти низкорослые гении зарекомендовали себя как верные товарищи.

Громовой Утес — старое поколение тауренов этого племени всегда находило себе место в авангарде войск или занимали возвышенности в отдалении для поддержки огнем. Самые надежные и одни из крепчайших соратников, они определенно заработали себе доброе имя и репутацию, которую даже невоспитанный молодняк с трудом перебивает.

Мрачный Тотем — редкие представители этого необычного племени являлись самыми грубыми и конфликтными тауренами из всех возможных, однако всегда были готовы поддержать свои слова делом. Крепкие и нетерпеливые, не имеющие чувства единства, но способные сражаться наравне с гвардейцами кор'крона и выполнять сложные задачи в одиночку, они заняли особую позицию вне определения.

Черное и Пронзающее Копье — конфликтные молодые клыки являются отличным способом не терять форму между военными походами, а мудрецы с темными охотниками и охотниками за головами помогают развивать рефлексы во время тренировок, поддерживают разговоры во время долгих переходов и готовы рассказать сотни безумных историй вечером у костра, равномерно заполняя территорию дымом галлюциногенных смесей.

Гавань Азшары — оплаченные кровью орков, троллей, эльфов и отрекшихся, граничащие со столицей Орды земли, превратились сначала в процветающую столицу благородных инженеров, а после сгнили благодаря наплыву нейтралов из Кабестана, переработавших с Альянсом. Открытая ненависть и враждебность — так можно описать отношение эльфа к местному населению, успевшему показать свою прогнившую насквозь натуру и нулевую связь с идеалами Орды.

Кровавый Тотем — в отличии от Небесного Рога, Речной Гривы и Крутогоров, этому племени некуда было возвращаться после короткой, но разрушительной войны и нечего восстанавливать. Оставшиеся на родине таурены, поставившие перед собой задачу построить на руинах опороченного доброго имени ещё до ухода с Расколотых Островов заработали уважение эльфа. Однако, странствующая по Калимдору часть племени, показала себя крайне ненадежными соратниками, безответственными союзниками и странными собеседниками.

Альянс
Штормград — королевство, пережившее много катаклизмов в свое время и привыкшее уничтожать само себя изнутри, выгрызая внутренности соседа при любой возможности. Определенные вменяемые личности встречались эльфу, однако общее население вызывает только недоумение и неприязнь своим образом жизни и моральными устоями.

Кул-Тирас — Терамор был хорошим городом и доставлял не так много проблем, а их морская пехота помогала новобранцам тренировать внимательность во время общепринятых испытаний мастерства. Среди людей этого королевства находилось немало интересных личностей, опытных воинов и хороших торговцев. Когда-то.

Гилнеас — не столько люди, сколько яростные звери из сказок времен переселения с Калимдора, которых одели в строгие одежды и обучили магии для развлечения. Опасные противники с крепким чувством вендетты в отношении Отрекшихся и их союзников, за годы после Катаклизма слишком близко принявшие идею любви к ближнему заставляют эльфа всегда следить за спиной и не только.

Стальгорн — рассадник лучшего алкоголя и худших собеседников в мире. Этот народ вмещает в себя глубокую культуру, специфичные технологии и приличный объем традиций воинского ремесла, однако имеет слишком много невменяемых представителей для серьезного восприятия. Они скорее отдельная фракция, нежели часть Альянса в глазах эльфа и расположились рядом с Мрачным Тотемом — в зоне неопределенности.


Гномреган — странный отшиб королевства дворфов, забитый некомпетентными и бесполезными личностями, чьи изобретения на данный момент представляют собой переносные кнопки самоуничтожения. Слабые физически, неподготовленные к жизни на просторах пылающего мира и неспособные очистить собственные земли от предателей, они находятся ниже планки уважения во всех возможных смыслах.

Дарнас — неплохие разведчики и мудрые друиды являются продуктом лицемерия с тысячелетней историей. Во времена событий на горе Хиджал, представительницы этого народа зарекомендовали себя как заботливые лекари и относительно разумные собеседники, однако сохранили свою твердолобость и традицию самообмана, поддерживая тысячелетние расхождения почти во всех взглядах на жизнь.

Высокорожденные — изгнанники одновременно двух народов, чудом выжившие и добравшиеся до вершин мастерства раньше остальных. Могучие маги и опытные историки этого осколка древней цивилизации вызывают двоякое чувство своим возвращением к истокам после почти полного развала, заставляя держать ладонь на рукояти клинка во время первого разговора.

Экзодар и Куренай — рогатые предвестники кровавой бани во имя благой цели, ведомые не менее кровожадными кристаллами, что прикрываются мудростью веков и доброжелательностью для сохранения добродушного образа в глазах окружающих. По горло утонувшие в крови и горе, заблудшие дети оставляют за собой только руины на своем пути Света.

Нейтралы
Армия Света — секта дренеев, благодаря которой эльф умер под ударами меча титана-воина. Не желающие сражаться с заклятым врагом, постоянно требующие к себе королевского отношения и готовые спокойно смотреть на смерть собственного наару лицемеры, благодаря которым, Экзодарские дренеи выглядят представительно.

Крокулы — охотники на демонов от мира дренеев, что не просто выживали среди армий Легиона, но жили на их родине без особых проблем и умудрялись держать свою землю. Сказать, что эльф построил с ними твердые отношения — нельзя, но и лимит доверия они не начали опустошать.

Полукровки — безнравственные представители двух народов, как правило собирающие в себе все плохие черты предков и укрепляющие их годами несчастной жизни. Отношение эльфа к ним не столько неприязненное, сколько осторожное — каждый из них уникален в своей верности, надежности и умениях, однако это не меняет определенной предвзятости к заведомо спорным знакомствам.

Картели — надежные спутники жизни для ненадежных личностей, способные достать абсолютно любые компоненты и материалы из любого мира при необходимости и наличии денег, но не заслуживающие доверия. Балансируя между нейтралитетом и поддержкой более выгодной стороны, они заняли положенное место вечных деловых партнеров.

Кенарийские Объединения — самые скрытные из числа звездных детей и самые мудрые из племен тауренов собрались вместе, создавая небольшую, доброкачественную опухоль на теле мира. Достаточно мудрые и открытые ровно настолько, насколько нужно — они помогли эльфу не потерять себя в темный период жизни и переступили этим самым порог нейтралитета, становясь негласными союзниками.

Служители Земли — нередко можно увидеть, как воители Орды идут к шаманам за мудрым словом или помощью, если в жизни началась черная полоса или сомнения поселились в сердце. В жизни эльфа тоже был подобный период, выпавший на период после Катаклизма и разрешился он во многом благодаря организации духовников-элементалистов. Определенная доля уважения к ним всегда будет храниться в сердце эльфа.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Мелатэль Солнечное Затмение
Средний брат, состоящий в ордене Следопытов и отдавший большую часть жизни службе короне в качестве следопыта. После нашествия Плети, он остался с народом Кель'Таласа и всеми силами старался восстановить доброе имя рода — не покладая рук, он истреблял нежить и планировал вылазки в чумные земли, помогал отбивать атаки лесных троллей и устранять особо опасные очаги магии, оставленные сломанными хранилищами или нестабильными артефактами. С течением времени, он заработал себе доброе имя и открыл новую страницу в семейной истории, после чего обосновался с возлюбленной на восточной окраине лесов, защищая границы королевства от остатков воинственных племен и редких следов нежити и обучая дочь стрелять из лука.

Раэ «Вирлиг'уур» Солнечное Затмение
Младший брат, состоявший в разведке и отдалившийся от семьи дальше всех. После пламенной речи принца Келя и условного перерождения высших эльфов в детей крови, присоединился к военным объединениям и вскоре был отправлен на острова Лазурной Дымки с приказом истреблять всех дренеев, где попал в зону поражения нестабильного кристалла. После взрыва, его жизнь спасли дренейские сестры-механики и анахорет, последовательно превращая осколки оставленные взрывом в его теле в камни исцеления, при помощи крови самого эльфа. Последующие годы направили его на менее разрушительный путь, но почти целиком лишили тела — многие конечности были заменены на магические механизмы, требующие постоянного ухода и невероятной силы воли для управления всеми одновременно, но новообретенные друзья поддерживали его и не давали духу переломиться, сохраняя от судьбы бездушного голема. После одного рокового сражения в заснеженных горах Зимних Ключей, ему пришлось похоронить вышеозвученных друзей, а после рухнуть на землю, переставая реагировать на окружающий мир — его душа умерла в тот день, но тело ещё долго будет существовать в чистилище из магического металла и кристаллических осколков.

Питомцы:

Достаточно опытный ветрокрыл из ныне затопленных каньонов Тысячи Игл. Прирученный много лет назад самим эльфом и натасканный Оргриммарскими загонщиками, этот зверь способен поднять в воздух таурена в полном обмундировании и доставить его до необходимой точки без единого протеста. Во время первого же вылета, он был ранен шальной огненной стрелой и почти лишился крыла, однако не был заменен на нового. Как и другие виверны, после определенного периода акклиматизации и заживления травмы, был закован в броню и стал полноценным боевым спутником эльфа, прилетая на звук особого горна во времена необходимости и следуя за хозяином на определенном расстоянии во время затишья, попутно охотясь на мелкую живность. Не смотря на последствия старой раны, почти не испытывает напряжения благодаря любви хозяина к ходьбе и ненависти к воздушным сражениям. Его судьба после смерти хозяина известна единицам.

[Зарезервировано для талбука с Аргуса]

Активность:
Отыгрыш завершен
Дополнительно:

— Персонаж не бессмертен в том самом смысле, самовосстановление — корень воинов.
— Персонаж не носит весь арсенал, однако небольшой набор оружия — всегда с ним.
— Нет, топор и меч не являются парным оружием — это два отдельных инструмента.
— Нет, элементальные наречия не труднее драконьих или пустотных языков.
— Да, тут слишком мало картинок и цвета.
— Да, тут слишком много текста.


Персонаж сдержал Клятву Крови, сражаясь за Орду до последней капли крови и сложив все свои ценности на алтарь победы в последнем бою. Он отомстил за падение Луносвета, отправив в загробные миры половину армии Плети и утопив в горящей крови половину Пылающего Легиона, по заветам Чародея Крови. Сдержал он и обещание своему старому отряду, поставив штандарт Орды посреди руин Анторуса от имени военачальника Газкула. За долгую жизнь, ему пришлось побывать в десятке вариантов Мира Мертвых разных народов и плотно познакомиться с вечной пустотой, в которую все когда-нибудь попадут — именно поэтому, после прощального призыва и погребальных церемоний, он сознательно выбрал жизнь призрака Орды и наблюдает за новобранцами с вершин дуротарских хребтов. Он был надежным и прямолинейным воином, поэтому не имел и не строил планов на воскрешение после смерти, не смотря на наличие послужного списка чуть короче, чем у Великого Героя Орды и множество должников среди хранителей баланса мироздания — его возвращение к жизни возможно только по приказу достойного военачальника и при наличии важной на это причины.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Из того, к чему буквально хочется придраться, можно отметить владение одновременно тяжёлым оружием и дополнительным топором/мечом, в сочетании со словами о максимальной эффективности. Нет. Это не эффективно. Такой стиль больше подходит тяжелому бойцу пехоты, который может позволить себе получать удары. Конечно, с. Ваш персонаж латник, но тем не менее он ещё и эльф. Так что это выглядит несколько сомнительным.

Шаманизм и понимание калимага. Вдвойне странно. Очень. Особенно при отсутствии внятного объяснения последнего. Даже если эльф пытался причаститься к шаманизму, этого явно не достаточно для даже такого уровня знания языка. Честно.

И самовосстановление. Хм. Мне кажется, игромеханика подчеркивает не высокие способности воинов к регенерации, а способность именно преодолевать боль и слабость, продолжая бой там, где более слабые классы спасуют.

А в остальном добротно.

Но маунта никто не даст.

И рост выше 1.11 тоже.

Одобрено, +8 уровней для персонажа Тори. Но всё же хотелось бы увидеть поправки.

Проверил(а):
Герцог Гаварский
Уровни выданы:
Да
00:11
14:36
807
20:36
0
МНОГО ТЕКСТА!
04:25
+1
ТЕКСТ ИНТЕРЕСНО ЧИТАТЬ!
(По крайней мере внешность и характер)
04:33
+1
Человече мемасил, пощади зеленого разведчика :D
20:41
-3
Отлично. Я думал что анкеты не существует и мне пришлось бы писать жалобу, но к моему счастью она есть и её даже не одобрили. Начнём же моё недовольство. А именно КАЛИМАГ и ВСЯКОЕ ШАМАНСТВО!
Сама анкета не имеет при себе даже нормальной истории, но её вкрапления всё-же можно обнаружить, НО будучи эльфом-воином он почему-то близко сотрудничал с ШАМАНАМИ, которым он не сдался, и потом по какой-то причине( Как он мне уже рассказал в личке) он попросился у них обучиться шаманизму, но НЕ СМОГ и начал пропитываться философией, НО почему то из-за этого он получил какое-то РОДСТВО С ОГНЁМ, а так же получил какое-то понимание КАЛИМАГА, что невероятно странно. Как известно с вики калимаг известен лишь нескольким научным умам( По руллбукам. По оф лору только Мурадин является известным носителем калимага среди живых). А тут у нас эльф, который почему-то как-то использует шаманские практики и получивший «родство» с огнём понимает Игнан не просто «просто пару слов», а может понять что ему говорит элементаль. Какие-то боевые медитации с использованием «шаманских» практик и комбинация ударов ТЯЖЁЛЫМ мечом в комбинации с ТОПОРОМ/мечом. Это ужасно. Ранее я уже пытался вразумить этого человека в личке, но он не понимает. Надеюсь анкету откажут и он не будет иметь право играть это.
00:03
0
Начну с простого — не стоит искажать чужие слова, это уже клевета.
Продолжу тем, что на войне, братья по оружию обычно делятся знаниями для повышения шансов выжить на поле боя. Это практика распространена среди умеющих общаться друг с другом людми, как в реальной жизни, так и в фэнтези. Чтобы понять эту концепцию, достаточно не быть изгоем.
Закончу тем, что сохраню скриншот этой попытки продолжить срач.
03:18
+1
Насчет того, что вы запросили маунта. Они за анкету не выдаются. Рост прибавляется вплоть до 1.11 без анкеты.
04:40
0
Мерси. Учтем и будем отчетами или жадностью восстанавливать связь с кровинушкой родной…