Игровое имя:
Ланварлин
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Пол:
Женский
Особенности внешности:

Первым делом, в глаза бросается высокий, солидный рост калдорай. Стройный, гибкий стан, широкие плечи. Красивая, сложенная фигура, не лишенная своих прелестей, только доказывает те многолетние дни, проведенные за самосовершенствованием и тренировками. Её сложение весьма типично для представительницы Иллидари, прошедшей все испытания своего Владыки и доказавшей ему свою верность. Она – выжила, а напоминанием об этом стали многочисленные глубокие шрамы и ожоги. Сейчас же, некогда бледная кожа стала куда темнее, покрывшись прочными чешуйчатыми пластинками и наростами, что выполняют роль второй брони для дитя звёзд.


Использование демонической энергии навсегда исказило её лик, оставляя свои ужасающие следы. Пустые изуродованные глазницы горят самой яростью скверны, а вокруг некогда ещё существующих глаз остались следы когтей, явно принадлежавших когда-то самой калдорай.
Мощную грудь и руки калдорай обвивают витиеватые руны, ставшие когда-то частью её самой и помогающие сдерживать ярость внутреннего демона. Их тусклый пурпурный свет едва заметен на темной, помрачневшей коже своей хозяйки, но в моменты использования своих сил, лиловый свет их становится куда ярче.


На этом вся её отдаленная схожесть со своим бывшим воплощением заканчивается и начинается то, что может рождать более близкое сходство с теми, кого она поклялась истребить. Длинные массивные рога несколько закруглены, на руках и ногах – острые мощные когти. Но есть и еще одно небольшое отличие иллидари от своих братьев и сестер, что не сразу может броситься в глаза: следом за охотницей на демонов вьется тонкий извивающийся черный хвост, а за спиной в нужный момент могут проявиться два мощных крыла, что могут помочь с внезапной атакой сверху или же уберечь от крайне некомфортного падения.
В моменты разговора с бывшей представительницей ночных эльфов можно заметить острые клыки, что даже если эта особа и улыбнется, то улыбка эта будет сравнима с оскалом хищника, нашедшего свою жертву.


Кожаная свободная одежда с редкими латными вставками помогает двигаться достаточно быстро, не отличающаяся ничем особенным от другого, не сильно разнообразного, выбора братьев и сестер из числа Иллидари.

Особенности характера:


Хранительницей секретов её зовут далеко не просто так.


Долгое время Ланварлин приходилось мириться с тем, что теперь рядом с ней живет и другое, не менее опасное и коварное существо, в любой момент грозящее захватить власть над телом охотницы на демонов. Длительное противостояние между душами сайад и калдорай окончилось торжественной победой последней. Бесконечный щебет демона продолжается и по сей день, но Мраку Затмения удалось найти в этом свои плюсы.


Некогда высокомерная изгнанница калдорай теперь обладала скрытным, не особо разговорчивым характером. Тот дар, что был подарен ей Владыкой, помог развиться ей в самом, возможно, необычном пути. Еще будучи среди своих собратьев ночных эльфов, Ланварлин тянуло к неизвестному. К тому, что в её народе считали проклятием. К магии. И тяга к знаниям и тайнам осталась с нею и по сей день. Используя же знания сайад, Ланварлин смогла дотянуться до множества различных секретов и таинств Пылающего Легиона. Изучение структур и механизмов, схем и матриц – лишь немногая часть достояния ночной эльфийки, поглощенной своей ненасытной тягой. Истинное удовольствие ей приносит возможность воспользоваться изученным во благо других охотников на демонов. Поиски сокровенных тайн Легиона, необычных заклинаний и страсть к изучению технологий демонов и зародили это необычное прозвище. Хранительница секретов.


Но также как внутренний демон помогает ей добывать информацию, также он и исказил саму её сущность. В бою она хладнокровна, но и это хладнокровие временами рискует перейти за недозволенную грань. Удовольствие, получаемое от звуков льющейся крови, ломающихся костей и рвущихся тканей может запросто вскружить голову охотнице на демонов. Она может забыться, кромсая все и всех на своем пути.

Мировоззрение:
Хаотично-доброе
Способности:

Сайад, ставшая внутренним демоном для Мрака Затмения, сильно повлияла не только на хитрый характер и внушительную внешность ночной эльфийки, но и на сам её стиль боя. Гибкость и прыткость, доставшаяся ей от суккуба, стала основой для большей части её движений. Несмотря на свою массивность, Ланварлин не обделена искусством бесшумной ходьбы, позволяющей ей действовать быстро и скрытно. Мерзкий характер и тяга к знаниям только усилились благодаря долгим и усиленным тренировкам по укрощению внутреннего демона. Перенимание отличительных черт суккуба было неотвратимым фактором, которого Мрак Затмения не боялась.

Благодаря подобному стремлению к знанию, её личность была замечена и отмечена самим Владыкой, что выбрал её себе на обучение, как и некоторых других достойных представителей Иллидари. Таких, как она, обучали особой технике взаимодействия со своими новообретенными силами: он открыл им секреты и таинства самого пути Пустоты. Он обучил их не только манипуляциям с душами демонов, с которыми знакомятся охотники по мере своего продвижения в мастерстве, но и возможность использовать получаемую силу, как средство защиты своих братьев и сестер.

С момента начала обучения в рядах Иллидари, ночную эльфийку пристрастили к умению обращать любое оружие смертью для её врага. Будь то боевые глефы, являющиеся излюбленным средством погибели Пылающего Легиона, будь то мечи или кинжалы, но… Фаворитом для Мрака Затмения стала глефа, разительно отличающаяся от выбора её собратьев-охотников.


Потеря зрения стала для неё величайшим моментом прозрения: обучившись контролировать особенности своих новых способностей, она действительно смогла восстановить возможность видеть, как раньше, но… Больше. Мир открылся для неё по-новому и, в свое время, Ланварлин пришлось потратить достаточно времени для того, чтобы свыкнуться с этим.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

Вера в Элуну была забыта ею еще давно, но с приходом и становлением частью Иллидари, Ланварлин возобладала новая, кажущаяся единственно верной, вера… во Владыку. Его слова, Его действия, Его знания о Легионе не могли не восхищать Ланварлин и, в итоге, вера в Него и Его силу стала чуть ли не сравнима с обожествлением. Момент, когда Иллидан пал от рук героев, сильно ударил по Мраку Затмения, и, на данный момент, его возвращение – главная цель охотницы на демонов.


Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Талассийский
  • Эредан
Пояснение к языкам:

Талассийский был изучен за время своего общения с эльфами крови из числа тех, кто стал верен Иллидану, а не своему принцу. Различия в дарнасском и талассийском по началу рождали множество непониманий между будущими верными друг другу братьями и сестрами, но чем ближе они становились, чем больше сражались плечом к плечу, тем больше они узнавали о культурах друг друга. Пребывание в Иллидари каким-то занятным образом сплело две, казалось бы, столь похожие и непохожие одновременно культуры.

Ланварлин за всё время своего обучения отличилась отсутствием потери контроля над собой. По крайней мере, так считалось среди братьев и сестер, которым не всегда доводилось заходить в кельи калдорай, скрывающейся там днями и неделями практически безвылазно. Все время спокойная, скрытная, она с головой окунулась в манускрипты и реликты демонов, что добывались другими иллидари в своих заданиях и странствиях. Изучение языка Пылающего Легиона стало основой, в которой ей помогла её демоническая сущность.

Но у каждого знания была своя цена, и Ланварлин свою – заплатила. Этого не видели другие охотники на демонов, а если и видели, то далеко не все. Вспышки безумия, что зачастую плачевно кончались для её покоев, могли закончиться также резко, как и начаться. Совладать с эреданом было непросто для неё, но тяга к знаниям была слишком велика для того, чтобы просто так сойти с этого пути.

Род занятий:
Охотник на демонов
Хронология:

Родившаяся множество сотен лет назад в семье калдорай, Ланварлин росла в строгости. Её мать была одной из ярых представительниц Часовых, а отец был ремесленником, не смеющим перечить своей возлюбленной с её взглядами по воспитанию детей. Воспитание Мрака Затмения, как будущей Часовой, пусть и пошли ей на пользу, но не мешали ей интересоваться и другими возможностями. Таинственными и манящими. И, к сожалению, подобные стремления к неизведанному и новому пришлось отпустить, слепо следуя указам родителей, совершенствуясь в боевом искусстве, понимая необходимость знания боя и тактики, что рано или поздно помогут ей. Ланварлин практиковалась годами, состояла в службе, как Часовая, только временами пропадая в хранилищах в поисках новых знаний. Её жизнь в определенный момент превратилась в повторяющийся цикл, где она выходила на патруль границ территорий ночных эльфов, затем – читала. Короткий перерыв на дневной сон и все по новой.

Так прошло столетие за столетием, что для самой часовой казались тысячелетиями, словно из года в год она находится в клетке, лишь наблюдая за тем, что происходит снаружи. Для Ланварлин все тянулось неимоверно медленно и однообразно, пусть ей и удавалось временами доставать интересные фолианты и манускрипты. Интерес к неизведанному только разгорался от недостатка возможностей, вместе этим и не давая угаснуть пылу калдорай.

И… Грянуло то, чего не ждал никто. Пылающий Легион вновь обрушил свою ярость на народ ночных эльфов. Ланварлин в это время была в патруле далеко от родного селения, но она была твердо уверена в том, что отряд часовых во главе с её матерью без труда справятся со своей задачей: калдорай была только наслышана о силе демонов и неустанно в ней сомневалась, восхваляя умение и мастерство многих воительниц. Другие же часовые, явно больше наслышанные о том, что может их ждать, тут же отдали приказ объединиться с ближайшими отрядами и отправиться на поддержку и защиту поселений. Мрак Затмения подчинилась без особого энтузиазма.

Леса горели, а при приближении к родному поселению Ланварлин узрела, как остатки жилищ калдорай могучими руками разрушает невиданный ею раньше конструкт, столь ярко полыхающий ядовито-зеленым пламенем. Узрела обожженные до неузнаваемости трупы. Узнала доспехи, что вплавились в обугленную кожу.

Отряд её матери, Вардисы Мрак Затмения, потерпел поражение задолго до их прихода.

Без всякого разумения, весь отряд ринулся в бой с ужасающим конструктом. Благоразумие куда-то улетучилось. И демоны, что вторглись в деревню вместе с инферналом, почувствовали на себе ярость часовых, готовых отстаивать свой дом до последнего. Они отстаивали, но разобраться с конструктом им было не по силам. Любой, кто подходил слишком близко, завершал свою судьбу также, как и прошлые защитники деревни. Казалось бы, инфернал был неуязвим. Оружие часовых не могло нанести достаточный ущерб. И… Помощь пришла из ниоткуда.

Ланварлин запомнила этот момент навсегда. Она услышала тяжелый вздох за своей спиной, а затем – резкий рывок сбил её с ног, а мимо неё пролетел калдорай, вооруженный двумя глефами причудливого вида. Ещё никогда, за все столетия своей службы, ей не приходилось видеть ни подобного оружия, ни подобного стиля боя, за которым она наблюдала около нескольких минут, не в силах двинуться. Она не приглядывалась к нему самому ровно до того момента, пока он, одолевший последнего монстра, не вернулся к ней и не наклонился для того, чтобы помочь Мраку Затмения встать. И тогда, подняв на спасителя взгляд, Ланварлин не могла не поразиться тому, как он выглядел: глаза закрыты тугой повязкой, но даже сквозь них часовая заметила знакомый ядовито-зеленый проблеск; кожа искажена ужасающими вид наростами, сравнимые с теми, которые Ланварлин видела на демонах, погибших от её клинка; тело покрыто странными татуировками, на безуспешное чтение узоров которых Мрак Затмения потратила не более минуты.

Он заговорил с ней первым, и все, что оставалось Ланварлин: молча слушать, приняв поддержку странного ночного эльфа. Он говорил о чем-то странном, Мрак Затмения едва могла его слышать из-за пелены отчаяния и скорби, который внезапно нахлынул на калдорай, что внезапно осознала потерю всех, кого она могла считать себе близкими. Он заговорил о мести. О том, что может понять её боль и знает, что эти эмоции можно направить в правильное русло, посвятив себя уничтожению демонов. И вот эти слова Ланварлин услышала ясно. А последующие – запомнила на долгие годы вперед.

Чтобы узнать, как отомстить, ей придется отыскать именитого Предателя, Иллидана Ярость Бури. И это все, что ей нужно было знать… Пока что.

Следующие года прошли, как в тумане. В тумане, сквозь который Ланварлин стремилась пробиться: её не утешали ни сожаления сестер-часовых, ни окончательная победа над армией демонов. Тот эльф говорил о том, что даже победа в этой битве не окончит историю Легиона и, почему-то, Мрак Затмения верила ему, как и чувствовала, что именно нахождение Иллидана поможет ей наконец найти то, чего она жаждет больше всего помимо мести.

Знаний.

Момент, когда она вышла из тумана мыслей, знаменовался гулким звуком подошвы по ступеням огромного, ужасающего взор храма. И она бы солгала, если бы сказала, что тот был не защищен. Наоборот. Почему-то, именно в этот момент Ланварлин забыла о том, чему её учили ещё в рядах Часовых: не выдавать себя. Сутки хождения по пустынным землям, полных демонов, взяли своё: броня часовых истрескалась и уже была мало пригодна для использования, тело уже само по себе напрягалось от вида любого живого существа, на подсознательном уровне готовясь к бою.

Так Ланварлин и познакомилась с первым, кто поприветствовал её в сводах храма. Теанор Ярость Скверны встретил её во всей своей демонической красе, отчего Мрак Затмения то ли по ошибке, то ли от усталости едва не приняла его за демона. Но ни тени отвращения не проскользнуло на её лице. Слишком долгий и длинный путь был пройден ею, чтобы хоть что-то чувствовать. Она пришла сюда лишь с одной целью и погибнуть прямо у отворяющихся ворот ей не хотелось. Ланварлин понимала, что вышедший к ней мог либо помочь ей с достижением её целей, либо попросту мог убить её на том же самом месте. С трудом ночная эльфийка подбирала слова, позабыв о том, как сказать то, что готовила все эти годы. К счастью, изнурение от долгого похода по удаче позволило ей сначала прислушаться к словам син’дорай, а уже потом – думать и не атаковать его по своей же глупости.

И раз она зашла так далеко, её пустили под своды храма, отправив на обучение с остальными. Такими же, как и она. Детьми ночи, что были достаточно безумны, чтобы откликнуться на зов мести и прийти в Запределье, дабы свершить долгожданную месть. Детьми Солнца, что были направлены сюда по направлению Кель’таса. Сразу, не дав Ланварлин и мгновения на то, чтобы передохнуть от долгих поисков и скитаний.

Их обучали последователи Иллидана, но никак не он сам. Мало кто мог сказать о том, где сейчас находится сам Владыка. Каждый из учеников предателя вложил свой вклад в новые знания для Ланварлин.

Так, шли недели. Недели до момента, пока сам Владыка не вернулся в чертоги черного храма, возвестил о начале. Тысячи кандидатов из народов калдорай и син’дорай ждали его во внутреннем дворе Черного Храма. Ланварлин ждала этого часа даже слишком долго и, когда тень крылатой фигуры накрыла собой ожидавших учеников, та без лишних слов упала на колено. Иллидан возвестил о начале, а после – произнес ужасающе пугающие слова, заставившие Ланварлин на самую долю секунду почувствовать страх, но… Скорее, это был интерес, контрастирующий с ужасом, из-за чего предстоящее казалось только ещё занимательнее и привлекательнее. Именно поэтому она не была в числе тех, кто рискнул пройти посвящение первым. Ланварлин предпочла на первое время остаться в стороне, внимательно наблюдая и запоминая каждое мгновение перед тем, как самой вызваться на тяжелый и, несомненно, рискованный ритуал.

Но что-то повело её. Ноги сами-собой сделали шаг вперед, поднимая с места калдорай, что крепко стиснула кулаки. Ровно в тот момент, когда прошлую претендентку унесли с пентакля. Взгляд, полный холодной решимости и уверенности в себе прошелся по остальным претендентам. Мрак Затмения ожидала. Ожидала тех, кто рискнет побороться с ней за право быть удостоенной чести пройти посвящение.

Тишина накрыла площадку. Никто так и не поднялся.

Она уже знала, что её ждет, когда Владыка приказал ей выйти вперед, указывая на пламенеющие руны на каменном полу. И, едва она прошла в круг, слова Иллидана вновь обратились заклинанием, призывающем демонического противника для Ланварлин. Появившийся демон в лице наглой и весьма болтливой сайад только раззадорил ночную эльфийку – от речей суккуба ей только сильнее хотелось покончить с нею. Их бой начался с пожеланий Ланварлин выдрать с мясом её крылья, что она и исполнила в процессе недолгого, но ужасно изматывающего боя. Закончился же он триумфом калдорай, ожидающей дальнейших указаний от своего владыки.

Слова услышаны. Ланварлин уже не может сдержать безумной улыбки. Фанатизм берет верх и она вырывает сердце из тела суккуба с превеликим удовольствием, всецело наслаждаясь мерзким хлюпающим звуком. Она не придавала значению ни вони, исходящую от органа, ни крови, что обжигала её пальцы. Наслаждение процессом затмило разум, позволив Ланварлин впиться зубами в сердце демона. Впиться, отрывая кусок за куском, уже не обращая внимания ни на жгучую боль, ни на то, с каким трудом ей приходится каждый раз глотать, словно сам поверженный демон противился желанию Мрака Затмения поглотить его. Затем, ей было велено испить крови сайады, что та исполнила беспрекословно, позволив с жадным глотком обжечь себе горло отвратительной зеленоватой жидкостью, но затем…

Магия Скверны пропитала её тело с рук Иллидана, заставляя рухнуть от адской боли, корчась в муках на полу рядом с трупом суккуба. Казалось бы, она чувствовала это вечность перед тем, как боль окончательно не накрыла пеленой разум, погружая начинающую иллидари в свои темные пучины разума, наполняя его видениями – искаженными представлениями правды о Легионе, о его бесконечных армиях, уничтоживших бесчисленные миры и пласти реальности. О том, что Пылающий Легион оставляет за собой лишь смерть. Видения, что страшным пятном легли в сознание Ланварлин, подводя её к состоянию, с которым она вырывает свои собственные глаза своими же когтями.

Она прошла своё посвящение.

И это было только началом её пути.

Началом, чтобы стать Иллидари.

Фракции:

Прохождение обряда посвящения сильно сплотило тех, кто пришел к Владыке с одной только целью – отомстить демонам за всё, что те сделали с их родными и близкими. Они пожертвовали своей собственной сущностью ради того, чтобы впредь защищать тех, кто им дорог. Именно то, что не каждый смог выжить после такой цены и сблизило тех, кто остался в живых. Как и прочие, Ланварлин считает Иллидари новообретенной семьей. Взамен той, что была отнята у неё годами ранее. Даже несмотря на то, что даже с ними Мрак Затмения может быть скудна на слово, она ни за что не позволит себе повторения судьбы своих матери и отца. Она считает, что должна защищать охотников на демонов до последнего вздоха. Идти за ними и делать все, чтобы вместе они одержали победу над Пылающим Легионом.

Отношение:

«Если честно, я никогда не находила приятными разговоры с матерью. Её самоотверженность и любовь к нашему народу иногда вызывала смешанные чувства. Раньше, я смеялась над этой любовью к родине, а сейчас… Наверное, я все же поняла, что это такое – ценить то, что тебе дано по праву. Несмотря на множество моих ошибок, она не потеряла веры в меня и знала, что из меня выйдет настоящая воительница, что будет достойно оберегать тех, кто ей дорог до самого конца. О мин’да, увидела бы ты меня сейчас… Немногие смогли бы понять мой выбор, но он сделан по твоим наставлениям. Теперь я знаю, что смогу защитить то, что у меня осталось»

«Отец никогда не любил спорить с Вардисой по поводу моего воспитания. Он безумно любил её, но тогда мне казалось это самым ужасным проявлением слабости. В отличие от неё, он не был воителем и не стремился к военному ремеслу. Его любовью всей жизни стали фигурки из дерева самых разных размеров и форм. Когда-то давно он даже предлагал мне попробовать и обещал обучить всему, что знает сам, но я… Отказалась, даже не дослушав и не подумав. Только сейчас я смогла осознать, от чего я отказалась и что потеряла. Я хочу сказать тебе, ан’да, что теперь, временами, после долгих боев с демонами я беру то, что подойдет больше всего и сама пытаюсь научиться тому, что ты умел делать с таким мастерством. Это, конечно, не дерево, но… Каждый раз, как я делаю это, я думаю о тебе и представляю, как ты сам учишь меня столь дивному ремеслу»

«Теанор… Когда я впервые увидела его на подступах к черному храму, я была готова к бою с ним. Он казался таким холодным и далеким, таким скрытным и загадочным, что долгое время я не могла и предположить, что же творится в его голове. Он был строгим и жестоким учителем, не терпящим промахов, но… Когда я стала частью Иллидари, мне удалось узнать его лучше, без всяких масок жестокости и хладнокровия, и теперь я могу с уверенностью сказать, что он… Безумец. Он безумец, и его хлесткие и ядовитые слова могли задеть даже самую непробиваемую стену. Он готов идти к своей цели несмотря ни на что. По головам и трупам. Неважно, демонов или же союзников. Я не знаю, что именно скрывается за всем этим. Боль? Страдание? Жажда мести? Пожалуй, это единственная тайна, на которую я не хочу знать ответа.


Я попросту готова пойти за ним следом, ступая по тем же головам и трупам»

Семейное положение:
Нет
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
Дополнительно:

История становления (Хронология) персонажа частью Иллидари в свое время обыгрывалась на другом ролевом проекте (а именно — RPForge), поэтому, наверное, эту анкету можно считать переносом. Но, все же, хотелось бы услышать комментарий рецензентов по этому поводу.

По необходимости, скрины с игры на прошлом ролевом проекте расположены ниже под спойлером.

Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Одобрен перенос с 50-ым уровнем.

Проверил(а):
Simulacrum
Уровни выданы:
Да
13:25
08:13
353
15:48
+1
Тессовый комментарий.
Спустя половину месяца я, все же, смог завершить начальное описание анкеты и, пожалуй, теперь она точно готова к проверке.

Хочу сказать, что знакомства ещё могут дополняться или правиться по мере возможной дальнейшей игры.
Буду рад, если кто поможет с нахождением возможных грамматических ошибок. (логические также могут присутствовать, но это не точно)