Игровое имя:
Вон
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Человек
Народность:
Штормград
Пол:
Мужской
Возраст:
29
Особенности внешности:

> ВНЕШНОСТЬ


Перед вами вырисовывается довольно однозначная и запоминающаяся картина: высокий широкоплечий мужчина в самом расцвете своих сил, его крупное телосложение невозможно назвать гипертрофированно мускулистым, но постоянная физическая активность явно даёт о себе знать. Нет, столь желанных женщинами маскулинных кубиков на животе у него нет, а бетонную плиту одним хуком он и вовсе не пробьёт, но широкое тело и массивные руки заявляют о себе сразу и довольно громко — хоть и не герой Азерота, но зубки твои он покрошит. Если говорить о его росте, то он явно выше многих своих соратников. Местами на его бёдрах и боках виднеется плотный слой узкого жирка, который огибает постепенно ослабевающие по протяжению времени мышцы, что раньше хоть и были способны с болезненным трудом выдержать молоток, но сейчас могут сломаться и об несколько точных ударов. Тёмные волосы и карие глаза с мясистым, но небольшим носом виднеются на переднем фронте, а под широкими губами полный ряд белоснежных зубов, которые так и сверкают при его улыбке. Лёгкая колкая щетина, иногда разбавляемая различными причёсками выделяют в нём мужчину, а проблем с волосами он не имеет вовсе — экстравагантности у него хоть отбавляй, вечно экспериментирует со своими волосами на голове и лице.

Его лицо — его главная беда. Если ранее он восхищался своим отражением в зеркале, то с полётом времени любовь медленно перерастала в ненависть. Вона нельзя назвать с ног сшибающем красавцем, но и обозвать его уродом язык не поднимется. Проблема Вона заключается в том, что его физиономия слишком запоминающаяся, от чего он вынужден вечно выступать в роли публичного лица. Врожденная харизма и построенная вокруг своей персоны лживое амплуа ничего не понимающего придурка; быстрая манера речи, приправленная тюремным и трущобным слэнгом — такие персонажи надолго закрепляются в умах простых обывателей. И нет, это не связано не с тем, что они испытывают такое же восхищение, как и Вон раньше, скорее наоборот, перенасыщенный отрицательными эмоциями Вон так и излучает свой негатив во все стороны, невольно заставляя людей призадуматься о своей безопасности.

Он старается следить за своей внешностью и ценит в людях чистоту и опрятность, но хоть элегантность и является неотъемлемой частью образа Вона, местами он может пристать в абсолютно ином ключе — всё зависит от происходящих вокруг него событий. Он может днями ходить, как самое настоящее лесное чудовище, но одного у него не отнять в любом случае — желание выглядеть стильно. По его личному мнению, лучше ходить неопрятно, чем быть похожим на шута. Одежда говорит о человеке многое, и именно по ней в первую очередь нужно судить о статусе человека. Далее уже идут его манера речи и поступки.

В данном квадрате идёт речь лишь о современном Воне, ранее он выглядел совершенно иначе и представлял из себя абсолютно другого человека, но серия неудач заставила человека измениться и далеко не в лучшую сторону. Сейчас его привычная манера общения напоминает довольно типичный диалог двух обрыганов из Клоаки, что пару часов назад обули мимохода на Элвиннских тропах, а теперь с трепетом и свинячим визгом обсуждают успех совершенного ими дела. Он переполнен тюремными повадками, когда за каждую папиросу приходилось устраивать самое настоящее состязание. Порою, он тушит свои сигареты слюною и только потом аккуратно откладывает в сторону, а иногда может не проронить ни слова за весь день, лишь изредка кивая или мотая головой. Даже свои рукопожатия он дарует далеко не всем, но чем дольше Вон находится на воле, тем сильнее стиль бывалого заключённого выходит из его образа, а остаётся лишь преступник-рецидивист, успевший провернуть многое за свою злосчастную карьеру. Но, учитывая лицемерие Вона, он способен в нужный момент переключиться на официально-деловой стиль, оставшийся в нём ещё до первого похода в Центральную Штормградскую (Тюрьма), ведь ранее он гордо называл себя предпринимателем. Ещё от тюрьмы у него остались татуировки на туловище: объёмные 6 и 4 на плечах (на правом 6, на левом 4), а также монета в районе груди с надписью Golden Ring (Монетный Звон), символизирующая о его причастности к Монетному Звону.

Ещё одной неотъемлемой частью постоянного образа Вона являются его проблемы с моторикой рук и глаз, возникшие из-за усугубления появившихся психических расстройств, что в геометрической прогрессии связаны с его беспощадными убийствами и расправами над людьми. Его взгляд никогда не находит себе места, а пальцы заметно потрясываются. Именно поэтому он носит солнцезащитные очки даже в помещении и вечно держит ладони в карманах. Постоянные панические атаки, неумолимая глубокая депрессия и нежелание признавать своё нездоровое влечение к жестокости заметно отражаются на его поведении. Единственное, в чём он находит упокоение — это натуральные психоделические зандаларские травы, которые позволяют ему расслабится и воссоединиться с матерью-землёю путём гармонии и синергии.

Мы немного отошли от темы. Если подытожить и описать внешность и образ Вона без углубления в подробности — перед нами стоит обычный мобстер, который всем своим видом заявляет, что он делает монеты. Тяжелый кропотливый труд, вечные стычки, участие в вооруженных конфликтах локального характера и постоянная беготня — всё это и превратило его внешнюю оболочку в подобие скалы, а внутренний же стержень находится под завесой бесчисленных тайн и психотропной дымовой завесы.

Особенности характера:


> ХАРАКТЕР


К большому сожалению, ни один человек в мире Азерот не сумеет дать внятное и точное описание характера Вона из-за его лицемерия, лживости и мастерства менять свой образ. Бесценный опыт общения с людьми разных прослоек общества уже давно убили любое самоопределение в Златоискателе, превратив его тело лишь в оболочку уймы личностей, атрибуты которых были переняты у реальных людей, как-то взаимодействовавших с Воном. Два человека, общавшихся с ним в не однотипных условиях, будут совершенно разного мнения о данной персоне. Вон подстраивается под круг в общения, в котором он находится, умело жонглируя образами, чтобы представить себя в лучшем для собеседника свете, но этот алгоритм работает далеко не всегда. И происходит это не из-за отсутствия должной концентрации у Вона, а банально из-за его нежелания. Понимаете, к этому вопросу он подходит ответственно и не желает тратить свои силы на тех, кто этого не заслуживает. Лишь десятку из сотен везёт столкнуться с его перевоплощением, остальным же приходится довольствоваться лишь его хаотичным потоком бурных и, чаще всего, далеко не обыденных мыслей. К слову, Вон не всегда был таким. Точные причины развития его проблем с психикой объясняются в Хронологии, но сейчас же речь пойдёт лишь о факте случившегося: каким он был раньше, и каким он стал сейчас.

Сам по себе Вон никогда не был злым, а лет десять назад он и подумать не мог о том, что его внутренний мир обратится в натуральное полымя, пожирающее его изнутри и побуждающее подпитывать себя за счёт терний других. Он всегда был шаблоном благочестия, доброты, заботы об остальных и, самое главное, справедливости. Вон был простым дружелюбным штормградским парнем, который любил выпить с друзьями после тяжёлой работы и посмотреть на представление чаротворцев, но ключевое слово тут был. Конечно, Вон и по-прежнему имеет чувства сострадания, жалости и любви к людям, но если раньше его звонкий смех был отголоском иронии и юмора, то сейчас это злобное и коварное извержение нутринных нот, подчеркивающих его аморальное безразличие и удовлетворение страданиями окружающих.

Вон с ранних лет увлекался промыслом своего отца, который так же был геологом, но если его отец занимался обычным развитием обнаруженных месторождений, то Вон был болен повсеместным желанием найти золото. Это было не связано с бедствующим положением его семьи, нет, даже наоборот, жили они припеваюче и ни в чем не нуждались, хоть и назвать их особо богатыми были нельзя. Азарт и любовь к риску были и остаются в нём всегда. Он всегда был сорвиголовой с бурлящей в жилах кровью и обожал острые ощущения — это в будущем сыграет большую роль в формировании его нового характера.

Сейчас же жажда Вона к успеху перекочевала в отрицательный азарт. Если раньше он пытался доказать всем своё превосходство без злобного умысла, то сейчас идти по чужим головам для достижения своих, даже маломальских, целей для него стало нормой, а местами и вовсе обыденностью. Не побоюсь этого слова, злой человек, что нарушает покой остальных порою лишь ради самоудовлетворения. Он делает это, потому что может. Потому что все вокруг него лишь беззащитный скот, бродящий по Азероту только в качестве инструмента для преисполнившихся в понимании жизненного течения людей. Лживость, лицемерие и мнимое благородие: Вон глубоко убеждён, что все творимые им злодеяния имеют смысл и вносят свой вклад в развитие человеческого общества. Он ксенофоб и негативно относится ко всем расам, кроме людей. Ему больно осознавать, что в настоящее время по Штормграду бродят рендораи, отравляющие разумы женщин и, реже, мужчин своими чарами, раскрепощая их и развращая. Безудержная злоба уже давно вывелась в абсолют, а его цели стали читаемы: очистить земли людей от неверия и бесчестия — именно так он трактует мотивы своих действий. Если он грабит кого-то, то это значит, что жертва заслужила быть ограбленной. Если он убивает кого-то, то жертва должна умереть. И так раз за разом, самовнушением он сглаживает углы, пытаясь усмирить воцарившийся внутри хаос и заставить себя верить в праведность совершаемых действий.

Первым серьёзным ударом для его восприятия окружающего мира стало тюремное заключение за покушение на убийство (подробнее в хронологии), когда акт бесчестия и несправедливости со стороны такого же лживого и неугомонно-жадного предпринимателя вылились Вону в деструкции пути к его главной мечте — найти золото. Тюрьма заставила его мыслить иначе. Повсеместная напряженность, столкновения между заключенными на пустой почве, бесчинствующая стража, насильники-мужеложцы, наркоторговцы и аферисты — тюремная жизнь открыла его глаза на другой мир, всё это время пробегающий мимо его взора. Он не замечал происходящих кругом событий из-за своей работы; находясь почти всегда в руднике или с друзьями на отдыхе, довольно тяжело понять, что происходит в мире, но с этого момента ему стало ясно одно — этот мир отравлен.

Постоянная борьба за выживание, желание местных арестантов поиметь (во всех смыслах этого слова) первоходца, страх за свою жизнь и сомнительная безопасность, которую стража была не в состоянии обеспечить на 100% — всё это развивает в нём паранойю, что позже превратится в привычку. Теперь он всегда на стрёме, и всегда чувствует себя в опасности, но чтобы бороться с этим явлением, он и сам пытается оставаться опасным (с наречия трущоб: быть готовым к бою; иметь оружие при себе). После присоединения к Монетному Звону, он становится жертвой обстоятельств и совершает первое своё убийство — мир перевёрнут. Чувство вины, сожаления и беспомощности распирали его изнутри, заставляя из раза в раз задумываться о тщетности своего бытия. Но было и то, что заставляло его взять себя в руки и оклематься — ненависть. Тот самый порок, с которым он всегда пытался бороться и подавлять в себе, внезапно становится его инструментом для укрепления самообладания. Он всей душою ненавидел подставившего его предпринимателя и всегда мечтал о дне, когда ему удастся заставить обидчика заплатить по счетам. Именно в тюрьме и произошел переломный момент, когда его характер раскололся, и Вон стал постепенно превращаться в такого же обрыгана, как и все остальные в этих стенах.

Ранее упомянутые проблемы с психикой не делают его неудержимым психом, пытающимся истребить всё и вся. Нет, отнюдь, его болячки — это производная от методов борьбы со стрессом. Не смотря на все свои предубеждения, самовнушение и всестороннюю поддержку от соратников, он отлично понимал, что ничего общего с ними не имеет, ведь вокруг него собирается обычный сброд головорезов и разбойников, когда как он является чем-то большим, чем простой бандит. Это не заскок на то, что он должен главенствовать над ними, а на то, что он совершеннее них, как человек и как личность, хоть в последнее время от личности ничего и не осталось. Он пытался заместить ужас и страх смехом, а каждое нанесённое увечье, афера или даже убийство всё сильнее потешали его эго, ведь он идёт к своей цели в правильном направлении — очистить Азерот. Какое же неимоверное и ни с чем несравнимое наслаждение он получал от тех моментов, когда ему приходилось выбивать рога дренейкам, пытавшимся подкатить свои копытца к местным златоземским девушкам, какое же удовольствие он получал от ударов топором по ушам высших эльфиек, что всячески пытались принизить его род в его собственных глазах. Он терзал только порочных, поэтому и был уверен в праведности своих действиях, и на подсознательном уровне перестал чувствовать вину и сожаление, ведь в своих глазах он творил добро, на которое были посильны далеко не все, но позднее и эта грань между мнимым добром и натуральным злом стёрлась, а он стал заниматься самым настоящим разбоем, и ареал его преступлений пополнился обычными подданными Королевства.

Вон имеет особое пристрастие к курительным наркотическим веществам, что помогают ему расслабиться и собраться с мыслями. Без них он чувствует себя беспокойным и напряженным, а очередная зандаларская самокрутка позволяет ему превратиться в вату и забыться обо всем, удалившись в чертоги своего больного и затуманенного кровопролитием сознания. Убийства лишали Вона милосердия и врожденной людской любви, ему уже давно не интересны отношения, если его пассия не в состоянии перенять часть его ноши, а позднее злодеяния стали частью того самого ранее упомянутого азарта, что сделало его ещё злее. Принципиальный человек, заключенный в рамки собственных предупреждений, не способен мыслить объективно — это так же относится и к Вону, он не позволяет чужакам войти в его понимание жизни, а уж тем более поменять его и крайне негативно относится ко всем, кто считает его мнение и видение некорректными.

Вон сочетает в себе все необходимые качества лидера, что и помогло ему достигнуть новых высот. Он жесток, выборочно справедлив, выборочно благочестив, умеет пускать пыль в глаза, умеет заговаривать зубы и просто общительный парень, который по первому впечатлению хочет услышать твои проблемы и даже помочь их решить, но на самом же деле уже в голове готовит план ограбления твоего дома и надругательства над твоей женою вместе со своей сворой. Он тактичен и размерен, если не перейти грань. Иногда он и вовсе кажется хладнокровным, но то, что происходит у него внутри не видано ни в одном из самых страшных кошмаров в истории.

Мировоззрение:
Хаотично-злое
Класс:
Разбойник
Специализация:
Горно-добывательный промысел
Способности:


> СПОСОБНОСТИ


Вон обычный человек, поэтому говорить о сверхмагических способностях не приходится. Учитывая его профессию, он с филигранной точностью разбирается в сфере рудокопства, а также имеет некоторые базовые познания в инженерии.

Ещё можно отметить, разве что, его тягу к огнестрельному оружию. Он отличный стрелок.

Вера:
Святой Свет
Знание языков:
  • Всеобщий
  • Наречие трущоб
  • Орочий
Пояснение к языкам:

> ЯЗЫКИ


Наречие Трущоб — знания получены в ходе тюремного заключения (5лет)

Орочий — знания получены в ходе проживания на Ульдуме. Говорит с ярковыраженным акцентом и понимает далеко не всё.

Род занятий:
Предприниматель
Хронология:


> ХРОНОЛОГИЯ


Детство и подростковый период Вона обделены особо запоминающимися моментами, но стоит учесть одно — своё воспитание он получил на должном уровне. Его отец был геологом, поэтому и профессию свою он выбрал с юных лет, желая пойти по стопам своего отца. Его (отца) он любил очень сильно и всегда брал с него пример, а отец же был примерным семьянином и человеком практически без изъянов, поэтому пример для подражания у Вона был идеальным.

Переняв у отца долю знаний, с 14-ти лет Вон уже помогал в развитии семейного бизнеса, трудясь обычным подручным, что занимался обезьяней работой (с наречия трущоб: чернорабочий; дешёвый грузчик; ассистент), но перспектива оставаться на заднем плане сильно интересовала Вона, а подход отца к планомерному и медленному выполнению работы и вовсе был юнцу не по душе. Вон жаждал славы и успеха, а рутинная долбёжка киркой по железным жилам ему приносила не удовольствие, а безнадёгу и страх остаться в шёстерках. К сожалению, отец Вона скончался, когда последнему было 19 лет, а мать отдала душу годами ранее. Оба они умерли человеческой смертью от старости. Конечно, это ударило по нашему герою, но сравнить его с произошедшим с ним в будущем очень глупо.

Как и говорилось ранее, мириться со своим положением в рабочей среде он не хотел, от чего и собрал свою бригаду рудокопов, что согласились работать на него после обещаний о немыслимом успехе, когда они наконец-то доберутся до заветного золота. Конечно, чтобы не помереть от голода или кирки своих товарищей, он принимал заказы от локальных предпринимателей на разработку их месторождений, местами и вовсе брал в аренду. Это приносило хороший доход, которого хватало на всех за глаза, но одним прекрасным днём удача влепила ему оплеуху по лицу.

Договорившись с неким Бартом о добыче в его руднике с дальнейшей выплатой процентов за продажи, Вон и его группа нашли то, к чему они стремились столько времени. Да, они нашли золото! Радостям не было предела, Вон наконец потешил своё эго, а остальные нашли способ организовать себе обеспеченную монетами старость. Правда, не все были согласны с таким раскладом.

Прознав о находке, Барт приказывает своим церберам (с наречия трущоб: ручные головорезы; наёмники) выгнать Вона и его бригаду из рудников и оцепить территорию. Он хотел присвоить находку Вона себе и в полной мере набить свои карманы монетами с добычи золота. Все попытки решить вопрос через стражу не увенчались успехом, ведь заключённый между ними договор не имел никакой юридической силы — его просто не было, договаривались они лишь на словах. Прознав об этом, Барт решает так же обратиться к страже со своей стороны и обвинить Вона и его бригаду в незаконной добыче руды в его предприятии. Конечно, это было ложью, но стражники поверили своему старому другу, который уже давно пригревает их места на креслах. Вону пришлось отступить, ведь в противном случае ему и его товарищам грозили тюремные сроки, но и вновь, мириться с этим он не собирался. На следующую ночь, проникнув к нему домой, он хотел было собственноручно расправиться с Бартом — ненависть так сильно переполняла Вона, что он буквально сорвался с цепи. Терять ему уже было нечего, ведь его бригада после случая со стражей развалилась, а он жаждал мести и хотел справедливости. Под покровом ночи, он пересёк порог дома Барта и запнулся о находящихся внутри церберов, которые успели остановить его. Пробив окно молотком, Вон успел пробраться в спальню и даже нанёс удар по голове Барта, но после был оглушён и доставлен в ставку стражи. Приговор был объявлен молниеносно — пять лет тюремного заключения за покушение на убийство и проникновение на частную собственность.

Сырые стены Штормградской Центральной открылись для него в полном виде лишь через неделю бумажной волокиты, после которой его наконец и транспортировали из ставки стражи в новую камеру в уже полноценной тюрьме. Всё пошло на перекосяк уже с первых дней. Надежды на спокойную отсидку умерли уже на второй день, Вону было достаточно увидеть, что творится в этом месте, чтобы потерять любую веру в удачу. Он проклинал тот миг, когда позволил себе потерять контроль и сделать веленное сердцем. К нему был некоторый интерес в тюрьме со стороны авторитетных заключённых, ведь информация о новоприбывших пробегалась по всем камерам с неописуемой скоростью, а история о борце за справедливость обычных рядовых заключённых заставляла лишь насмехаться, а более мудрых же задуматься о возможно имеющемся внутри него стержне.

Тюрьма была частично подконтрольна преступному миру, но это было связано скорее с коррумпированностью стражи, нежели с их влиянием и рычагами давления, но одно было ясно точно — в одиночку здесь не выжить. Став целью одного из местных насильников-мужеложцев, Вон окончательно убедился в своём мнении. Будучи свидетелем насильственных актов сексуального характера по отношению к другим заключённым, он искал своё место под солнцем, чтобы не стать очередной жертвой. Авторитетный заключённый Саймон позвал Вона к себе в камеру для обсуждения некоторых вопросов. Первый интересовался историей рудокопа, причинами его действиями и самое главное, мнением. Он тщательно анализировал историю Вона под тугие сигаретные тяжки, уже примерно представляя, что по итогу можно слепить из новоприбывшего. Сам Саймон уже на тот момент был пожилым мужчиной, отбывающим длительный срок за двойное убийство, но по совместительству он был одним из основоположников альянса банд Монетный Звон, куда в будущем и предложил вступить Вону. Саймон был хитрым и смышленым дедом, что славился своей мудростью и точным расчётом. Он в будущем заменит Вону отца.

Сначала предложение о присоединении к тюремной банде для него было чем-то выходящим из рамок, но после того, как локально именитый насильник в открытую начал угрожать Вону и приставать к тому, тот переосмыслил свой выбор и уже был готов согласиться, но тут между ними двумя завязалась тяжелая драка. Одолеть соперника Вону было не под силу, стражников рядом не было, как и свидетелей. И тут, когда после очередного удара Вон уже было готов признать поражение и проститься с честью, на сцену вырвались члены Монетного Звона, с ходу отправившие громилу-насильника в нокаут. Повторно предлагать не пришлось, Вон и сам выступил с инициативой вступить в банду. Вон не знал, что всё это было постановочной сценой. Это очередная спекуляция Саймона с целью побудить человека к действиям и проверить его на прочность.

Что означает членство в тюремной банде? В первую очередь, защиту. Особенно если банда крупная, а Монетный Звон мог этим похвастаться. Само понятие «банда» довольно растяжимое, ведь в этом случае она появилась, в первую очередь, для защиты других заключенных он нападок бесчинствующей стражи и оголтелых заключённых. Годы шли, Саймон лепил из Вона свою десницу, а последний был и не прочь перенять пару качеств у своего наставника. Конечно, всё это уже было в Воне, но оно было так глубоко, что он и сам не знал. Первое своё убийство Вон совершил в тюрьме, лишив жизни одним точным ударом заточкой в горло бесхозного заключённого, посмевшего избить одного из наркоторговцев Монетного Звона с целью ограбить его. Подготовка к убийству далась ему не легко. Подобравшись со спины к своей цели, он выдернул заточку из рукава, но его тело онемело, а глаза не были залиты кровью, как это было раньше. Кто-то окликнул цель за спиною Вона, и тот развернулся, ошарашенно лицезрев перед собою готового к действиям потенциального убийцу. Мешкать было нельзя. С животным страхом и утробным рыком, одним резким движением руки заточка загоняется поглубже в солнечное сплетение мужчины, а тому лишь и остается, что захлебнуться в собственной крови и свалиться трупом на плитку. Вон это запомнил. Ему понадобилось время, чтобы придти в себя, особенно после ужесточения надзора со стороны стражи и их нападок. Собраться с мыслями, обдумать пережитое и просто встать на ноги. Саймон понимал, что ему удалось влезть в черепную коробку Вона, и напор с его стороны был не меньше, чем со стороны стражи, жаждущей найти убийцу. Но никто и слова не обронил.

Уже через полгода после заключения Вона было не узнать. Под пагубным влиянием Саймона он сильно изменился, а его звериные инстинкты вылезли наружу. Уже через год Вон стал отдельной силой, с которой было необходимо считаться. Будучи под знаменем Монетного Звона, Вон организовал её клику — Банда Златоискателей. Названа она была в честь сами знаете кого и почему, а под управлением Вона Златоискатели представляли из себя главную ударную силу Монетного Звона, которая занималась защитой заключённых и крышеванием наркоторговли, чем, собственно, и промышлял Саймон

Отбыв свой срок заключения в возрасте 26ти лет, Вон вместе с ещё несколькими освободившимся в разные отрезки времени заключёнными перебирается на Ульдум, где Банда Златоискателей и превращается в отдельную от Монетного Звона организацию. В тюрьме же влияние Златоискателей и Монетного Звона начало постепенно спадать, а после и вовсе сошло на нет, и связано это было с частичным искоренением коррупции в страже.


Дальнейшее повествование является не бэкграундом, а краткой описью произошедших с Воном событий

— Оказавшись на Ульдуме вместе со своими подельниками, первое время Вон кормится лишь за счёт ограблений заблудших путников и мелких караванов, а позже перебирается в Рафтбург, где близко знакомится с Шумером и принимает волевое решение расширить свою сферу влияния. Последний сыграл не последнюю роль в укреплении Монетного Звона на Ульдуме, что и по сей день имеют своих сторонников из числа обитателей Диких Пустошей

Вон знакомится с Доцентом Умруном и его подручным Тихровым, которым Златоискатели некоторое время помогают в решении их археологических задач за символичную плату. Там же происходит и знакомство с Рафтом, Тайреном, Отступниками и прочими важными в будущем личностями.

— После превращения Рафтом добровольцев Рафтбурга в полноценную армию с униформой, Вон перетягивает несколько лиц из стражи к себе в Златоискатели. Их дружба была обусловлена тем, что Вон ранее уже неоднократно подкупал стражу города в своих корыстных целях.

Златоискатели ведут ожесточённую войну с одной из групп Скитальцев Ульдума, война затягивается на долгие месяцы и продолжается по сей день с переменным успехом. В то же время Фаулер отправляется в командировку в Златоземье с целью подготовить плацдарм для возвращения Златоискателей на родину.

Фаулер демонстрирует Вону свой успех. Вербовка в Златоискатели проходит на ура и мощь банды стремительно растёт, особенно с появлением Вальинона

— Изначальный уклон Златоискателей в легальный бизнес накрывается медным тазом из-за законов Штормграда, поэтому те были вынуждены вновь наживаться на наркоторговле и разбое.

Вон организовывает массированную атаку на гноллов из Кровавого Рыла и объявляет о намерении очистить Сумеречный Лес от нежити.

Златоискатели продолжают время от времени совершать атаки на подданых Королевства, но до последнего остаются незамеченными.

Маркус (один из Златоискателей) ошибочно атакует подчинённого Тайрена, Вон был вынужден действовать и ради сохранения своей шкуры показательно расправляется над Маркусом, отправляя того в мир иной, а сам заключаясь под стражу за убийство.

Златоискатели объявлены преступной группировкой. Вон и Вальинон сбегают из тюрьмы, Златоискатели возвращаются на Ульдум

Вон становится канцлером Рафтбурга и всеми силами пытается привести город к процветанию. Частично, ему это удаётся, но в виду некоторых обстоятельств он возвращается обратно на Родину, так как со сменой руководства стражи Златоискатели были выведены из реестра преступных организаций, а сам Вон — оправдан.

— Сейчас Вон занимается предпринимательством и владеет таверной (Монетный Звон) и мастерской (Ремонтный Звон)

Фракции:

> ФРАКЦИИ


Монетный Звон — братство

Банда Златоискателей — основатель

Скитальцы Ульдума — ненависть и вражда

Семейное положение:
Нет
Активность:
Постоянный отыгрыш
Дополнительные факты:
  • Это любимый персонаж автора
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
Вердикт:
На рассмотрении
Проверил(а):
Артак
Выдача (Опыт):
Не положено
+12
20:04
11:11
533
00:03
0
Наконец-то!