Игровое имя:
Аманель
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Другое
Нестандартная раса:
Высокорожденный
Пол:
Женский
Возраст:
10 769
Особенности внешности:

Раньше Аманель выглядела совершенно обыкновенно среди всех остальных высокорожденных. Светло-фиолетовая кожа, гладкая и нежная, чуть ли не бархат. Широко распахнутые, излучающие голубое свечение глаза. Темно фиолетовые, длинные и непослушные волосы, что требовали постоянного ухода за собой. Губы немного темнее были цвета, чем кожа, а небольшой кончик аристократического носа был слегка приподнят вверх. Отчетливые скулы придавали лицу лишь больше выразительности и утонченности. В целом эта эльфийка была хрупкой и изящной, что выдавало ее благородное происхождение.

Долгие годы шли, Аманель набиралась опыта, мудрости, взрослела в глазах всего общества, в котором она находилась. Вскоре и пришло время для ее обряда перехода, а также посвящение в число Жриц Элуны. Ее новые татуировки имели форму клинового листа, что символизировало гармонию, равновесие, исцеление, а также защиту и заботу. Однако со временем в поведении эльфийки было замечено стремление использовать клинок, нежели лук, как это делали многие остальные жрицы. Ближний бой требовал изрядно больше навыков ловкости, грубой силы, стойкости и выносливости, совершенно странные качества для жрицы. В связи с этим Аманель была одна из немногих, кто носил при себе два оружия — клинок и лук.
Уже много позже заслужила свое второе имя — Тах'Аил. Это было в то время, когда Аманель уже служила в качестве Стражницы на благо своего народа, после формирования самого Ордена. И чем дольше она находилась в стане этих воинственных дев, тем больше менялась ее внешность. От хрупкости не осталось и следа, словно ее разбили не просто на сотни осколков, а буквально обратили в пыль. Чтобы носить тяжелые доспехи Стражей, Аманель обязывалась чуть ли не каждый день посвящать себя изнурительным тренировкам. Тах'Аил постепенно обрела большую выносливость и железную стойкость, всецело став воительницей Элуны. Там же благодаря строгой дисциплине обрела жесткость и хладнокровность в характере, которые проявлялись хоть и в малых количествах сперва, но с течением лет все больше и больше показывали новую натуру эльфийки.

Следующий виток событий в жизни этой эльфийки, который наиболее значимый и меняющий ее внешний вид, это тот, где она присоединяется вместе со своими собратьями и сестрами к Иллидану Ярости Бури, а в последствии проходит через очередной ритуал посвящения и становится Охотников на Демонов. Одной из Иллидари.

Эльфийка, что теперь предстанет перед вами, имеет весьма тёмный оттенок кожи, контраст которой подчеркивают арканные татуировки на торсе и руках, что были буквально выжжены в плоти ранее нежной. Эти символы помогают Аманель сдерживать демоническую сущность, которую необходимо было поглотить во время ритуала посвящения. Ее волосы теперь стали темнее, при этом она следит за их уходом и чистотой. Чаще всего они собраны в длинную, плотно сплетенную косу, накинутую на плечо. Для нее это пережиток прошлого, лишь привычка, не более.

За годы своей, увы, не легкой жизни, Аманель приобрела крепкое тело, чему способствовали крайне изнуряющие тренировки и ношение тяжёлого доспеха в прошлом. Нет и клочка кожи, где не было бы каких-либо рубцов и шрамов. Некоторые эльфийка нанесла себе сама. Однако большинство из них лишь последствия ожесточенных боев. Лицо теперь изодранно и исцарапано. Если получиться не обращать внимание на все шрамы и отметки, то можно все еще заметить те самые утонченные черты эльфийского лика, выраженные скулы, аристократический и чуть приподнятый нос. Разумеется, нельзя смотреть на ее лицо, не заметив самую главную черту — глаза, которые были выдраны в попытках не видеть более тех видений, что мучали эльфийку при обращении. Обжигающий и яркий огонь скверны теперь полыхает в изуродованных глазницах. Под глазами виднеются остатки старых татуировок, которых теперь не разобрать даже, ведь эльфийка сама от них избавилась ровно в тот же момент, как и от глаз, что узрели слишком много проклятий Легиона. Всё это не требовало от ушастой орудий или каких-либо других подручных средств. Женщина помимо прочего обзавелась острыми длинными когтями, что в пору использовать как орудие при необходимости. Именно с помощью этих когтей лицо и было избавлено от глаз, а также никчёмных татуировок, что более для нее ничего не значили. Всю композицию завершают рога, завитые, закрученные. Однако вопреки всему тому ужасу, что предстаёт глазам, Тах'Аил, чаще всего ходит с высоко поднятой головой, уверенной и твёрдой походкой, иной раз вовсе смахивающей на марш. Движения так же коротки и лаконичны. Всё указывает на её бывшую принадлежность к ордену стражей.



Особенности характера:

Чаще всего Аманель немногословна. Общаться вовсе не ее стезя. Излишние эмоции, что могут быть вызваны бессмысленными разговорами не нужны ушастой. Да и всецело эмоциональность не присуща Тах'Аил. Хладнокровна зачастую. Вызвать в ней всепожирающий гнев кране сложно. Тем не менее она не растеряла окончательно чувств сострадания и чувственности. Однако эти черты увидеть в ней смогут лишь те редкие существа, которых она сочтет близкими, которым сможет доверять. Чтобы эта эльфийка подпустила кого-либо к себе, нужно доказать ей не только словом, но и делом, и не единожды, что доверять вам возможно.

Вынослива не только телом, но и духом. Строгая. Спуску не дает, ни себе ни своим соратникам по орудию. Можно также назвать кровожадной, беспощадной и в целом жестокой особой, но чаще всего такую сторону эльфийки можно наблюдать при расправе с демонами, либо теми, кто посмел предать Владыку Иллидана и Иллидари. За время, проведенное средь Иллидари Аманель стала отличным дознавателем. И не важно будь это демон, будь это другой эльф или таурен, который попадется в цепкие лапы Тах’Аил, существо будет обречено на невообразимые страдания. Всегда найдет способ надавить на саму сущность, на самые слабые стороны, вскрыть ту самую брешь в броне психологической. И лишь самые стойкие смогут противостоять ее пыткам, но в этом случае их уже вероятно ожидает смерть в любом случае. Разделяя долг и службу, Аманель просто ради собственного развлечения или удовлетворения жажды издеваться ни над кем не будет. Да и надо ли говорить, что по большей части совершенно не интересуется жизнью и бытом существ, которые не являются соратниками, либо врагами. Тем не менее Аманель не потеряла веры в свою богиню. Нельзя утверждать, что эльфийка почитает ее, как и прежде — демоническая сущность вовсе извратила представление об Элуне, — но все же Тах'Аил продолжает ее по-своему «любить».

Мировоззрение:
Истинно-нейтральное
Класс:
Охотник на Демонов
Специализация:
Месть
Способности:

Душа демона.
Эта Иллидари одна из немногих, кто может избежать смерти в обычном понимании. Душа столь плотно слилась с демонической, что при утрате физической оболочки Аманель, а точнее её душа отправится в странствия по Круговерти, покуда не настигнет места, где вновь не обретёт смертную оболочку. Все детали внешности восстановятся по образу и подобию, по памяти самой души, как и ранения. Отразятся в виде шрамов и рубцов прежние ранения, а утраченные части тела буду заменены на демонический аналог, искажённый, само собой.





Стенания души.
Дознаватель способна заставить жертву испытывать настолько невообразимую физическую и душевную боль, что даже просто существование может показаться сущим адом противнику. Все мучения, что будут вызваны подобным вмешательством могут также привести к смерти «подопечного», если Аманель того пожелает. Как правило использует при пытках, или же если противника нужно обездвижить на поле битвы, заставив того испытать боль во всём теле. Основой для этого является одна из печатей, коими часто пользуется Аманель. Для нее это настолько досконально изученный процесс, что для появление самой печати Тах’Аил достаточно произнести несколько слов на эредане, а дальше энергия заклиная самостоятельно выложиться в необходимый «рисунок».





Шкура демона
Иллидари обладает повышенной выносливостью во многих аспектах. Ей легче занять оборонительную позицию, нежели атакующую в бою. Кожа насквозь прошита и испещрена несчётным количеством шипов. Что при атаке, направленной на неё могут способствовать возвращению части урона врагу. Кожа сама по себе твёрдая и огрубевшая и без доспеха может оградить ушастую от посягательств ничтожных орудий. А струящаяся по жилам скверна определённо может «сыграть» роль щита, ограждая от некоторых заклинаний, направленных в охотницу.





Демоническая регенерация.
Хоть и во многом Аманель может быть уязвима перед своим противником — раны затянутся быстрее обычного, не позволяя эльфийке раньше времени попрощаться со своей жизнью, да отправиться в скитания по Круговерти. Всему виной опять же энергии, что проистекают в теле Тах'Аил. Процесс, все же не самый быстрый, однако можно ускорить прямым поглощением жизненных сил из противника. Или же поглощением души, что окажется так не кстати поблизости.






Навыки и профессии:

К навыкам этой эльфийки можно отнести мастерское владение несколькими видами орудий, а именно лук, мечи, топоры, боевые клинки и глефы. При том зачастую можно заметить Тах’Аил и с голыми руками, ведь она вовсе не прочь вступить в бой подобного типа и разрывать плоть врагов при помощи демонических когтей. Стремительна и энергична, атаки сокрушительны и точны. Всегда чётко выверены. Сама Иллиддари всегда настороже даже в окружении соратников, ведь всякого можно ожидать в этом беспощадном мире, даже самого коварного предательства от тех, кто считался когда-то другом.

Так же благодаря мутации после поглощения демонической сущности, Аманелль имеет истинное зрение. Взору ушастой сейчас открываются сплетения энергий и сил. Она так и не смогла увидеть мир как прежде, в цветах и красках, как случается это у некоторых Иллидари, поэтому ни цвета, ни красоты окружения более не заметны для неё. Однако даже эти сплетения можно найти достаточно красивыми. Что-то в них есть причудливое и обладающее первородной красотой, словно это ручьи и реки, переплетающиеся друг с другом.

Нельзя не сказать о способностях женщины выжимать всё из допрашиваемого тем или иным образом. Знает множество способов и без использования магии скверны истязать и доставлять большую боль как физическую, так и моральную. Это побудило соратников и врагов называть эльфийку — Искусительницей Скверны.

Всю эту композицию довершают навыки полевой медицины, кулинарии, а также выживания, которыми она владеет на достаточно высоком уровне после долгих лет службы в рядах Жриц Элуны, да и в Стражах. Аманель в погонях и на заданиях провела достаточно много времени средь лесов, что вовсе отбивает иной раз у ушастой желание ночевать в здании.


Вера:
Элуна
Пояснение к верованиям:

Извращённая вера Охотницы прослеживается в большинстве её действий и словах. Как и прежде Аманель почитает свою Богиню, однако в её глазах она стала жестокой. Той, кто когда-то заставит потухнуть Солнце. Той, кто на долгие века погрузит Мир во Тьму. И самое главное — бывшая жрица желает всей душой этого. Даже сейчас, когда взор её невидящий устремляется в ночное небо, Тах'Аил находит ночь прекрасной, изумительной, загадочной и полной возможностей. Жизнь жестока, как и луна, что когда-то обагрилась кровью невинных прямо на глазах Иллидари. Нечто дорогого и ценного…



Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Дренейский
  • Орочий
  • Талассийский
  • Эредан
Инвентарь:

При себе всегда имеет два топора, которые для нее являются самыми верными соратниками, что вместе с самой Охотницей буквально прошли сквозь самое пекло Легиона и обратно. Именно на них позже были нанесены демонические руны, по желанию самой Аманель в отрицании боевых клинков, которые являются стандартным оружием множества Охотников на Демонов. Тем не менее, даже не смотря на мастерство кузнецов Иллидари, Аманель избирает для себя иной путь, по которому она пройдет до самого конца и воплотить сжигающую ее изнутри месть в реальность – уничтожение Легиона.

Помимо орудия можно заметить на ушастой несколько сумок, что по ситуации наполняются абсолютно разными вещами. Одно не меняется из раза в раз, да пополняется с завидной периодичностью — медицинские принадлежности, бинты, мази и флакончики с целебным раствором. Как ни крути все же даже Иллидари требуется оказать иной раз первую помощь.


Род занятий:
Дознаватель Иллидари
Хронология:

Родилась ушастая в знатной семье, что уже тогда была отщепенцами среди высокорожденных. Благодаря влиянию отца ее отца семья считалась почитаемой и уважаемой, хоть, увы, и не всеми. Детство провела взаперти, хоть и окруженная любовью и заботой со стороны родителей. Нежное и ласковое создание, обучаемая магии, каллиграфии и этике. В целом из юной Аманель желали сделать истинную леди, но шли годы, и ушастая взрослела, особых успехов в магии не достигла за отсутствием личного интереса, что не скажешь об остальных аспектах обучения. И вот, настал момент, эльфийка решилась покинуть дом, в надежде, что родители ее не осудят за такой поступок. Тах'Аил попросту сбежала из дому, не сумев более находиться в окружении знати, столь ядовитого и противного для нее общества. Она искала идею, за которую можно бороться, то, для чего во многом можно посвятить свою жизнь. Именно после побега юная эльфийка, старательно скрывавшая свое происхождение, примкнула к жрицам Элуны. Столько эмоций сопровождало открытие нового для ушастой мира, столько рвения к изучению знаний. Необычные чувства посетили, когда в руки впервые попал лук, а после и клинок. Словно вложили в руки то, для чего она была предназначена.

Аманель всецело посвятила себя служению богине, оттачивая между делом владение мечем и луком. Безмятежная жизнь длилась не долго — грянуло вторжение демонов, и все благодаря тем самым высокорожденным, а ключевая фигура во всем этом — королева Азшара. Это была первая практика использования меча и лука в бою. И в этой кровопролитной ожесточенной войне, где пламя Скверны охватывало целые города, сжигая их до тла, Аманель использовала и лук, и клинок, и собственные руки, чтобы исцелять соратников, да оказывать им поддержку во время сражений. Она была одной из тех, кто спасали жизни. И также той, которая узрела и пыталась противиться смерти, но не смогла ничего сделать, поэтому зачастую собратья и сестры умирали прямо на руках, и это заставляло сердце болезненно сжиматься. Все было разрушено, когда наставница Аманель умерла прямо на глазах жрицы. Это была последняя капля для тогда еще нежной души Тах'Аил. Можно сказать, в этот момент она и почернела, сломалась, а вера – пошатнулась.
Разрушительная война, которая унесла за собой тысячи душ, а также разрушила чуть ли не весь мир, была окончена. Дальнейшие события развивались стремительно, а сама Аманель была чуть ли не в апатическом состоянии все это время из-за потери наставницы. И среди эльфов нашелся так называемый «предатель». Появились первые стражи, в число которых вошла и Аманель. Новый виток в обучении, в дисциплине, в военном деле, в ведении ближнего боя, в некотором роде и в магии, скрытности, и подобным искусствам. Жизнь стала нестись стремительно вперед, зачастую поглощенная в погонях за всякого рода преступниками и врагами остатков эльфов.

И тут началась погоня за ним… Статный эльф сразу приглянулся стражнице, однако чувствам места в сердце, как тогда казалось, вовсе не было. Сначала долгая и изматывающая слежка, а следом изнурительная первая стычка.
В одну из темнейших ночей Аманель решилась наконец нанести свой первый удар. Преследуемый кажется спал, вовсе не подозревая о грядущей атаке… Одно настораживало – клинки его оказались намного дальше обычного, но не воспользоваться подобной лазейкой было невозможно. Шаг ещё шаг, уже своё орудие занесла над спящим и…. Эльф проснулся и нанёс всё же удар первым. Словно зверь, загнанный в угол. Но выработанные годами рефлексы давали знать о себе и Аманель увернулась… И вот он встал во весь рост перед ушастой. Блеклый свет лишь еле-еле давал понятие о его местоположении и очертаниях тела. Лишь глаза светящиеся всецело выдавали присутствие его. Кажется, смотрел на стражницу, вовсе не удивившись её прибытию. Решительный взор изучал воочию представшую перед ним. Будет бой? Несомненно.
Заминка долгая, хоть и длилась лишь несколько секунд, была прекращена. В охотницу полетели палки из костра, угли и пепел, что застилал взор. Отвлекающий манёвр удался, и мужчина скрылся в пещере. Малоизвестная пещера…. Но покуда присутствие своё явила в открытую, ринулась сразу же следом за своей добычей. Аккуратные шаги, почти бесшумные… Скрежет доспеха и шорох тканей выдавал её присутствие в этом месте. Лишь вода, что капала со сводов хоть как-то заглушала поступь Аманель, отдаваясь эхом по всей пещере. Уши вздрагивали от каждого постороннего звука, будь то дуновение ветра, что невзначай решил овеять эльфов, или же шаги самого преследуемого. Взгляд метался по окружению, выискивая хоть какие-то намёки на ловушки. Вскоре для стражницы утихли все звуки. Посторонние, не нужные. Лишь размеренные звуки соприкосновения каплей воды с землёй. Лишь Она и Он. Движения по пещере стали напоминать танец, где он был ведущий, она ведомая. Но вот звуки, что сопровождали преследуемого, затихли. Осталась одна? Ещё шаг, новый поворот и… Резкие движения. Охотница стала добычей. Аманель нашла тогда это достаточно ироничным, недооценённый враг, не до конца изученный. Она допустила ошибку, явившись к нему сейчас. Но и жертва, что сейчас брала верх вовсе не подозревала о том, какой уровень подготовки имела Тах’Аил. По пещере раскатился оглушительный лязг от соприкосновения клинка теней с каменистым полом пещеры. Завязалась перепалка, рукопашный бой из которого не удалось выйти победителем ни одному, ни второму эльфу. Лишь разошлись по разные стороны, и уже внимательно следили за каждым движением друг друга. Очередной бой завязался. Оба эльфа нашли друг друга равными соперниками. Казалось мужчина проигрывал, отступая всё дальше и дальше в глубь пещеры. Хоть Аманель и находила то странным, всё же увлечённая битвой не заметила, как вовсе подошли они к источнику воды. Сырая и скользкая поверхность сыграла с Тах’Аила злую шутку и при очередном рывке женщина оказалась погружённая в воду, а Эльф спешно сбежал. Как оказалось, водоём был достаточно глубок, а доспех слишком тяжёл чтобы выбраться быстро. Хотя не мешкай бы Аманель смогла догнать беглеца…. Но вместо этого, как только мокрый доспех с лязгом попадал на пол, женщина села на один из камней, Дрожь пробегала по влажному телу от каждого дуновения ветра, что прокатывался даже здесь. Спустя секунду улыбка заиграла на уставшем лице, а в итоге и вовсе послышался приглушённый смех.
Именно этой бой положил начало циклу стычек. Раз за разом новая битва, словно ходили по кругу. Ни победившего, ни проигравшего. Чем больше времени это продолжалось, тем больше вражеские стычки походили на состязания между соперниками, а после и в дружеский спарринг — каждый знал, какой прием будет использован. Каким образом и куда целится противник направить клинок. При появлении новых приемов — быстро свыкались и моментально учились их парировать. Теперь уже малейший проступок, осечка означали проигрыш в бою, поэтому каждое столкновение было чуть ли не идеальным танцем двух эльфов то посреди лесной чащи в окружении могучих деревьев, то на открытой поляне, где не было никаких природных щитов и преград, то на берегах просторов океана, где песок попадал в ботинки, а соленая вода из-за всплесков попадала в глаза и беспощадно их щипала.
После изнурительной очередной схватки, в ходе которой оба соперника остались лежать на противоположных берегах небольшого ручейка, в котором они пытались друг друга утопить, эльф наконец решился спросить ее имени. Не веря своим ушам, Аманель попыталась подняться на ноги и за такую дерзость вырвать язык своей добычи, но вместо этого встала лишь на колени и попыталась дойти до него через ручей. Не удалось, ведь оступилась, да упала лицом вперед в воду. С минуту он смотрел на нее, а она смотрела в воду. Дальше же легкий и расслабленный смех вырвался от Высокорожденного. Он не издевался над Тах’Аил, за смехом не было злых мотивов или помыслов. А сама стражница начала злиться, но то гнев был иной. Не тот, при котором следует наброситься на своего врага и растерзать его. Аманель начала понемногу подниматься, как перед лицом её возникла рука ушастого. Аманель усмехнулась, да отбила руку в сторону, продолжая попытки самостоятельно подняться на ноги. Именно этот момент ознаменовал новый виток во взаимоотношениях этих эльфов.
Во время битв всё чаще начали завязываться разговоры. Хоть и были исходом зачастую сломанные орудия и конечности. Однако всегда следовал диалог. Сначала они начали изредка проводить вечера вместе за ужином, а в последствии это стало входить в привычку. Некое перемирие царило в эти часы, не скреплённое ни договорами, ни какими-либо другими условностями. Были и времена, когда помогали друг другу отбиваться от общего врага, будь то бандиты, забредшие в столь отдалённые места в жажде наживы, и стая диких, оголодавших волков. С каждым разом они узнавали друг друга всё больше и больше. Со временем появилось некое доверие, переросшее в дружбу. Понемногу проявлялась привязанность и кажется вот-вот появится нечто, что связало бы эльфов ещё крепче, но началось Второе Вторжение Пылающего Легиона.

Однако слежка со стороны Аманель продолжалась, хоть и много в искривлённом виде. С каждым днём ушастую начало посещать неприятное чувство, словно за ней самой начали охотится. Постоянно было такое ощущение, что несколько пристальных взглядов прикованы к ней, тени меж деревьев застыли и вовсе не двигаются, и чуть ли не весь лес затихал в такие моменты. Чувствовать себя добычей было крайне не комфортно, однако и вычислить того, кто же за ней явился она не могла. Смерти, как прежде, другу своему не желала, посему всё реже стали случаться бои, всё реже Тах’Аил появлялась даже для простых разговоров, что входили в привычку эльфов. Пока не пропала вовсе.
Под сенью деревьев, стражница, что неспешно шла по дороге в Ясеневом лесу, попала в окружение себе подобных. Каждая из прибывших обвиняла эльфийку в предательстве, в неподобающем поведении в измене ордену. Слова Аманель вовсе никто не собирался слушать и женщине пришлось бежать, бежать изо всех сил, теряя по дороге веру не просто в этих стражниц, что пришли по ее душу, но и в весь орден в целом, надежду на их разумность.
Каждая из преследовательниц оставила на теле высокорожденной свой след в виде шрама. Сражаться с ними она либо не хотела, либо не могла. Каждая была знакома эльфу. Как назло, именно те, кого она хорошо знала пришли за её головой, никак иначе. Но вот затишье, затишье перед бурей, перед боем. Порядком потрёпанная, израненная, лишившаяся своего доспеха основного. Что-то было оставлено в спешке на прежнем привале. Что-то было расколото или скинуто в пылу битвы, для облегчения и ускорения движений. Нельзя сказать, что лишь Аманель получила свою порцию повреждений. Стражи, гнавшиеся за ней, так же были порядком измотаны. Но они могли помочь хотя бы друг другу. Что до Тах’Аил? Она осталась одна, без надежды на чью-либо поддержку, успевая лишь чудом залечивать свои ранения.
Вся в окровавленных бинтах, пробитых в нескольких местах доспехах, а точнее остатках от них, эльф совершенно без чувств свалилась в одной из пещер. Казалось вот и всё, и даже богиня от неё отвернулась, обратив гнев свой в её сторону. Осталось смириться с таким исходом и ждать завершения своей жизни. И лишь сквозь забвение в один из моментов эльф приметила своего противника, врага, друга… Он пытался унести Аманель подальше от того места, где буквально обрушилась эльфийка. Старательно петлял в лесах, дабы стражи не настигли их. Уже на следующий день оба Эльфа готовились к обороне. К жестокой схватке, в которой необходимо было выйти победителями, любой ценой.
И вот она, битва. Стражи метались, старясь нанести все больше и больше резких ударов, что одному, что второму эльфу. Однако видно было, что они крайне не сработаны, что не скажешь об обороняющихся и это сыграло на руку им. Атаки с удивительной лёгкостью парировались, каждый защищал слабые места своего соратника в этой тяжёлой битве. Стражницы, однако, не отступали и с нарастающим рвением и жестокостью наносили удары, раз за разом. Пришлось отступать, вновь петлять средь деревьев. Иногда разделяться, а после вновь вставать спина к спине. Благодаря всему этому они смогли избавиться от первых двоих, что решались нападать в одиночку, завидев противника. Третью же нагнать, и добить, покуда та, увидев всю ситуацию, стремилась скрыться до лучших времён. В этой битве не было проигравших, ни победителей, лишь те, кто смогли выжить. Аманель убедилась лично теперь в слепом фанатизме Стражниц нынешних, что слепо следуют по пути, с которого они давно сошли. Они остались в прошлом, все еще ненавидели всех, кто не был из эльфийского народа, а преступников, кто даже осмеливался отбиваться от всех — стремились истребить. Начало новой войны прогремело… Иллидан Ярость Бури вернулся и направлялся с войском эльфов в Оскверненный Лес, дабы положить конец демонической порче. Именно в этот момент Аманель примкнула к Иллидану, направляясь вместе с его войском на данное задание. Дальнейшие события вошли в историю Азерота, ведь именно из-за Артаса Иллидан смог обрести Череп Гул'Дана, поглотить его энергию и навеки стать тем, кто будет вести Вечную Охоту на Демонов. В последствии изгнания Иллидана, он отправляется за пределы самого Азерота, за собой уводя тех, кто больше не находил места среди лесов эльфийских, тех, кто желал всем естеством уничтожить Легион и отомстить за все разрушение, за всю смерть, за весь хаос, что обрушился на Азерот. Вместе с этими эльфами, которые впоследствии станут ее братьями и сестрами, Аманель отправилась в разрушенный и разбитый мир — Запределье.


Время всё так же стремительно летело, Чёрный Храм, тренировки, всё новые и новые вылазки в миры Легиона и изничтожение демонов. Чем дольше они находились в этом месте, где даже не видно света луны, тем больше эльфов, что следовали за Иллиданом, принимали ношу, сравнимую той, что взял на себя он. Выжженные глаза, татуировки на теле… А ещё крики и вопли тех, кто обращался, тех кто не справился, и тех кто только начал испытывать весть тот кошмар, через который пришлось бы пройти и эльфийке. Обращение и сам ритуал для Аманель прошел вовсе не в ритуальном кругу под сводами Черного Храма. Нет. Очередная зачистка очередного мира обернулась бойней, где большая часть группы пала ниц, истекая кровью. В этом забытом месте даже свет Элуны не помогал озарить павших. Всё же Иллидари выходили пока ещё победителями в этой схватке. Тах’Аил отделилась от группы, на мгновение потеряла свою бдительность, просто уходя куда-то в сторону в поисках ослабленных демонов, что могли бы сгодиться для допроса. Однако вместо того чтобы отыскать подобное эльфийка наткнулась на массивного повелителя Скверны. И вновь она осталась наедине со своим врагом. Кричать смысла не было – в поле зрения союзников видно не было. Тело пробирала дрожь… Страх полностью охватил эльфийку, но страх не столь демона, сколько умереть здесь и сейчас. Само собой, на эльфа обрушился граду ударов, которого лишь по воле случая да благодаря рефлексам удавалось избегать. Руки сжимали клинки крепче, Аманель продолжала лишь избегать ударов, в надежде, что кто-то за ней придёт. Однако никого не появлялось, усталость начинала пожирать Аманель и уже удары доходили до высокорожденной. Один из них попросту отбросил Тах’Аил прямо на скалу. Зубы заскрипели, а из груди начал вырываться кашель. Сгустки эльфийской крови обагрили осквернённую землю. С большим усилием, но всё же она смогла подняться на ноги вновь. Клинки сжала крепче и с большей решительностью теперь уставилась на противника. С секунду ожидания — и новый бой завязался. Эльфийка рубила нещадно своего противника, всё больше погружаясь в кровавую ярость. Взор уже был мутным, кровь что стекала по лицу попросту заслоняла его. Её собственная кровь, но на это было сейчас наплевать, Аманель не обращала внимания на свои побои и в пылу ярости терзала демона. Демоническая кровь заставляла тело гореть в агонии. Эльфийка вовсе не заметила, как одержала верх над своим противником и всё в том же порыве ярости растерзала голыми руками грудную клетку уродливого создания. Добралась наконец до всё ещё трепещущего сердца, ухватилась за него и вырвала… Сознание вот-вот должно было покинуть тело эльфа, но не зная зачем, ведомая инстинктом или помутнением рассудка, учитывая что не раз видела процесс инициации других охотников, в руке вознесла сердце над собой. Сжала его крепко, да так, что все еще таившаяся в нем кровь полилась в её раскрытый рот. Следом и зубы впились в податливую плоть. Кусок, ещё кусок — глотала буквально не прожёвывая. Всё нутро уже изнывало не хуже внешней оболочки. Возможно так и продолжилось бы, не оттащи соратники её от этого истерзанного трупа. Не долго сознание теплилось в Аманель… Она попросту обмякла в руках охотников, что пришли ей на подмогу.

Прошли долгие часы после того, как Аманель оказалась в Чёрном Храме под присмотром своих собратьев. Разум начали уже мучить видения, душа словно бы разрывалась на двое. И снова этот бой повторялся. Копился. Видения прошлого и будущего. Каждый бой заканчивался победой, но со временем было всё сложнее и сложнее. И вот… Демоническая сущность сошлась с Аманель в последнем бою. Вновь это окружение, снова эта ситуация, но эльфийка уже не боится. Истерзанная и измученная, орошённая кровью уже сотни раз убитого демона. Остервенелый взор, затуманенный рассудок. Он почти взял контроль, одержал верх над её разумом и казалось вот-вот поглотит охотницу. Но тут на помощь пришли воспоминания светлые. То, почему она выбрала этот путь, зачем его выбрала, кого в конце концов хочет защитить. И вновь сердце демона в руках, вновь обжигающая нутро, жижа полилась в рот. Вновь куски мяса, что рвались буквально из желудка наружу, буквально прожирая его стенки. Эльфийка очнулась и завопила. Вновь видения ужасные, терзающие душу. Руками, что уже успели преобразиться, а также когтями, что уже стали острее, губительнее, сразу же начала вырывать свои глаза, пока свет в них не потух… Пока на замену не пришло пламя Скверны. Аманель продолжала прибывать в агонии, пока на теле не были начертаны руны сдерживающие. Безумные видения прекратились, хотя сны оставались беспокойными. На обезображенном лице появилась повязка, плотная, скрывающая проблески того самого огня. Долгое время Аманель провела в изоляции. Демоническая сущность, хоть и замолкнув на какое-то время, стремилась изменить эльфийки. Тело постоянно искажалось, прорастали шипы, чешуя, от которых в целом Аманель пыталась избавляться прямо ножом острым. Не останови её вовремя, жизнь охотница свою закончила бы попросту от потери крови. На местах, где делала подобные попытки избавиться от инородных, как казалось ей, объектов теперь шрамы. Как и на глазах. Мир окружающий теперь виднелся лишь как скопление энергий, что смешиваются друг с другом хаотично и беспорядочно.
Вновь тренировки, вновь вылазки во враждебные миры. Аманель стала экспертом в делах допросов, пыток, добычи информации из пленников. Демоническая сущность обострила многие доселе сокрытые качества эльфийки, такие как жестокость и кровожадность. Вскоре настал черёд выдвигаться на Мардум за Саргеритовым ключом. Хоть вылазка и была удачной, возвращение совершенно не сулило ничего хорошего – начались долгие годы заточения в казематах, где эльфийка сама когда-то сторожила задержанных преступников. И лишь недавно Иллидари были высвобождены из заточения своего. Теперь Аманель как и прочие ведёт бой плечом к плечу с героями Азерота.



Фракции:

Во многом нейтрально относится к обоим главенствующим фракциям на просторах Азерота. В каждой найдётся тот, с кем можно иметь дело, и тот с кем лучше не связываться. Совсем не связываться. Понимает, почему ведутся вечные распри, но считает это неприемлемым, особенно во времена вторжения Легиона. Всё это глупо. Мир висит на волоске от гибели, но ни Орда, ни Альянс не собираются прекращать преследовать друг друга и вырезать. Жалкая возня за жалкие клочки земли. Упёртость правителей, а как следствие невозможность договориться между собой.



Пылающий Легион — ненавистные демоны, во многом перевернувшие жизнь эльфийки с ног на голову. Те твари и ублюдки, которые разрушили буквально мир, распространили смерть и страдания. Являются для неё мишенью, целью, которую нужно изничтожить. Доставление мук уродливым созданиям является для Аманель истинным удовольствием. Однако стоит отметить, что многие демонические орудия вызывают неподдельный интерес. А остроте ума некоторых демонов можно позавидовать и вынести из схватки для себя что-то новое.



Соратники. друзья, союзники. Этими словами можно описать Иллидари. Крайне организованная фракция, целеустремлённая. Аманель готова посвятить все остатки своей жизни долгу, а также служению общему делу на благо идеи, что объединяет столько много разных душ воедино. Постоянное развитие и движение вперёд. Достичь победы любой ценой, любым доступным способом, во что бы то ни стало.



Прозвища, звания, титулы:


Тихое Касание — Так нарекли Аманель жрицы Элуны, забытое прозвище, которое ухо не слышала уже многие и многие годы. Именно такое прозвище было избрано благодаря тогда еще мягким и плавным движениям девушки.

Тах'Аил — С эльфийского означает «великий клинок». Получила в качестве второго имени, покуда служила в стане стражниц. Очень привыкла, что к ней могут и по сей день обращаться по этому имени. Получено было исходя из её навыков владения орудием своим. Равных в бою на мечах можно было сосчитать по пальцам, и те зачастую уступали Аманель.

Искусительница Скверны — обрела это прозвище находясь в стане Иллидари уже после обращения. Эльфийка показала себя как воистину умелый дознаватель, а приемы, что она использует иногда, ввергали в шок даже самих соратников по оружию.

Ладре, Ами — так ее называет лишь один эльф. Не дозволено больше никому таким образом обращаться к ней.

Ама, Аил, Нель, Анель — обыкновенные сокращения, коими пользуются большинство, в минуты нежелания произносить имя целиком.



Семейное положение:
Все сложно
Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу
  • Персонаж предназначен для социального отыгрыша
  • Персонаж предназначен для героического отыгрыша
Дополнительно:
Вердикт:
Одобрено
Комментарий:

Доброго времени суток!

Несколько рецензентов ознакомились с вашим творчеством, поэтому по совместному решению было решено поставить вердикт - одобрено, +9 уровней персонажу "Аманель".

Некоторые замечания, правда, будут. Довольно странная стилистика, которая затрудняет в некоторых местах прочтение содержимого анкеты, глаголы и существительные как-то наоборот поставлены, поэтому советую еще раз перечитать анкету вместе с кем-нибудь вслух и посмотреть, что можно исправить, ровно как и пунктуационные и грамматические ошибки (которых не так уж много, учитывая количество текста), которые при личном разговоре с автором были указаны и обсуждены.

В целом, персонаж выдается очень живым. Довольно детальное описание внешности, где описывается и "до" и "после", а также дается пояснения по поводу "почему". С характером немного мухлевали, можно было бы и лучше, поэтому максимального значения по уровню нельзя присудить. Хотя с другой стороны раскрыто довольно много. И хронология в данном случае очень не плохо смахивает на целостную квенту, поэтому можно было бы переработать, дополнить, больше раскрыть о ключевых моментах персонажа, мол, уход из общества высокорожденных, присоединение к жрицам, потом формирование ордена стражей, и так далее. Вышло бы занимательное чтиво.

Так или иначе, подход автора к своему творчеству очень четко отображается в самой описательной части и оформлении анкеты. В будущем, надеюсь, что анкета будет дополняться, либо, по крайне мере, улучшаться в плане дизайна, так как уверен, что можно сделать еще лучше.


С уважением,

Проверил(а):
「The Script」
Уровни выданы:
Да
19:01
14:43
1033
20:00
+8
Привет. Много лоровых ошибок. Много грамматических ошибок. Могу помочь. Мой Discord (Rainfall#5301).
20:18
+1
Не напишет. Тут все всё знают сами и лучше всех, ага.