Изумрудный Кошмар. Явление, равному которому по опасности в Азероте можно по пальцам сосчитать. Ибо Кошмар не только создавал чудовищ, не только заражал всё вокруг себя, стоит даже небольшому прекрасному цветку окрасится в алый. Нет. Он бросался на жертв там, где они были слабее всего, в их собственных снах.
И сатиры обожали его. Они обожали видеть, во что обращается столь ненавистная им природа, Изумрудный Сон, любимые творения жалких друидов Малфуриона Ярости Бури. Воистину, Ксавий достойно воспитывал в них ярость, ненависть, презрение и жажду эльфийской крови. Ксавий ненавидел Малфуриона, и всё что с ним связано, и желал принести эту ненависть в сердце каждого из многочисленных сатиров, кого он обратил, против их воли или нет. И одним из таких был он, Доррас.

Доррас был одним из многих совершенно обычных с виду эльфов, что обучался на путь друидизма. Эльфов Ночи, Эльфов Элуны. Он не видел прекрасной Империи Азшары, великой женщины что рухнула в пасть собственной гордыни и жадности. Но зато он был обречен увидеть себя изуродованным чудовищем, он был обречен познать на себе сущность Кошмара, и стать его проводником.
Сестра пропала, что же делать Доррасу? Конечно же идти глубоко-глубоко в леса любимого Калимдора, искать пропавшую дурочку, пожелавшую увидеть еще больше мира, чем позволяли близкие и родные. И сестра была найдена, была найдена в глубине темных лесов, куда благородный эльф зашел с луком на спине, и мечом на поясе. Найдена мертвая, кормящая своим бездыханным телом непонятную мерзкую сущность ярко-красного и черного цвета. Когда ужас спал с разума, он сумел понять, что эта тварь напонимала паука. Огромного, шипастого паука, больше похожего на демона, о которых говорилось в древних легендах его народа. Ярость быстро сменила собою страх и ужас от произошедшего, и эльф не теряя и секунды обрушил град стрел на порождение невиданного им доселе зла. Паук Кошмара даже не сумел толком осознать что же его сразило. Но разве он был один? Нет, такие твари никогда не ходят в одиночестве, никогда.
Сначала один, потом еще трое, следом еще четверо. Множество пауков Кошмара выползло из чащ, кустов, с деревьев, окружая молодого друида, еще и еще, жаждая его плоть, его кровь, а возможно и саму его душу. Но их хозяин был иного мнения.

Сатир вышел следом за своими «любимцами». Неизвестный эльфу проклятый сородич, которого он незамедлительно пытался убить из лука. Глупо. Для сатира, который закрылся корнями, это не было опасностью. Но видя, какая ярость бурлила в юном эльфе, который еще недавно начал обучаться на друида, и умел лишь немного взывать к силам природы, сатир заинтересовался. Почему бы не попробовать взрастить из такого, чуть ли не озверевшего сына Элуны достойное орудие мести сатиров? Мысль была недолгой. Корни обвили юношу, лишая его возможности сбежать, сопротивляться, даже умереть достойно он ныне не мог. Потому-что его судьбу решили за него, его судьба была решена выродком убившим его сестру, и скормившую её своим «любимцам».
Дальше эльфа ждало одно. Ужасное, болезненное, и кошмарное, воистину кошмарное! Осквернение. Превращение в одного из многочисленных Сатиров. Но и здесь для него была уготовлена особая судьба, ибо сатиры видели в его бессильной ярости определенный потенциал. В конце концов, Доррас хоть и мало что, но мог в друидизме, так почему же не сделать его одним из избранных? Сделать его воплощением всего ненавистного друидам Малфуриона? Друидом Кошмара. Тем, кто в мире снов и в реальности несет заражение и уродство, ужасы, и ведет чудовищных зверей за собою.

Не один день он провёл в пытках, и насылаемых кошмарах. Ярость, что он испытал при гибели глупой сестры, полезшей куда не следует, оказалась ключом для сатиров в создании нового брата. Они питали его кошмаром и ненавистью, истязали его душу и тело. И с каждым часом пытки, с каждым кошмарным днем всё становилось лишь хуже. Любовь к сестре? Ха! Он стал презирать её, ведь именно из-за этой пустоголовой дуры он попал в плен к чудовищам, о которых он даже и не знал раньше. Друидизм? Силы Природы не спасали его душу сейчас, не даровали исцеление его телу, не помогали освободится от ужасных пут. Где же Малфурион и остальные друиды? Их не было. Никого не было. Он был один в окружении без конца смеющихся, и полных отвращению ко всему что он знал, и любил чудовищ с рогами. И однажды он поддался, однажды он полностью позволил кошмару поглотить себя. Он стал одним из них, и даже больше. Ныне, он нес кошмар в этот мир. Ныне, он сам был Кошмаром.

Игровое имя:
Доррасс
Статус:
Жив(-а)
Раса:
Ночной эльф
Нестандартная раса:
Сатир
Народность:
Ясеневый Лес
Пол:
Мужской
Возраст:
Исчисляется веками.
Особенности внешности:

Первое, на что может упасть взгляд в этом сатире, это смесь красной и фиолетовой шерсти. Влияние энергий Кошмара который мужчина пропускает через несет след который виден любому, кто еще не поражен слепотой. Темная, густая шерсть смешивалась с фиолетовой на всем теле, иногда давая выход наружу шипам, которых с каждым веком, как кажется сатиру, становится на нём всё больше.
Дальше шли массивные руки, которыми можно было без особых проблем ломать черепа тех, кто не нравится Доррасу. А ему, в следствии Кошмара в душе и теле, не нравится почти никто. Такова уж судьба сатиров, любить лишь себя, и то не факт. Руки усеяны мелкими шипами, и переливом красной и фиолетовой шерсти. Когти особенно длинные, их Доррас любит использовать как оружие, иногда и вовсе натачивая подобно кинжалам.

Никаких лишних украшений, и прочего Доррас не носит с собою. Зачем это ему? Он Сатир, а не какая-нибудь эльфийская падшая женщина, жаждущая завлечь героя в Златоземье к себе в постель. На нём есть лишь один деревянный амулет, что был подарен ему учителем-друидом, в знак начала обучения. Но и этот амулет ныне осквернен Кошмаром, являясь слабым, но всё же усилителем кошмарной энергии во всех ритуалах и колдовских деяниях падшего друида.

Но есть у нашего верного Кошмару, и его ужасам и иной облик. Один из сатиров-колдунов, когда Доррас возвысился среди многих служителей Ксавия, по его личной просьбе создал для него кольцо, зачарованное, что меняло его облик с уродливого рогатого создания, на заросшего как какой-то дикий друид эльфа ночи. Зеленые волосы, бледно-фиолетовая кожа. Ничего необычного для эльфа Элуны, и этого для нашего Дорраса было достаточно. Одежда обычно простая, неприметная, чтобы в случае возможной охоты можно было смешаться с толпой, каких-нибудь горожан например.
И хоть Доррас сторонится городов, деревень, поселков, однако если судьба его заведет в них, или нужда, то он будет вынужден их посетить. Попутно стараясь держаться подальше от чистых друидов, служителей Света, или шаманов.
Этот облик ему был нужен лишь для сокрытия, чтобы он творил свою месть за падение Ксавия и Кошмара, за падение Легиона. Ведь в его душе, кажется, уже не осталось прежнего Дорраса, который лишь хотел стать достойным друидом и помогать своему народу. Нет. Ныне, даже после поражения Ксавия, и ослабления Кошмара, он жаждет лишь вновь заставить Азерот дрожать от ужаса. Возможно, он даже жаждет занять место самого Ксавия...
И лишь для этого ему нужен неприметный эльфийский облик.






Особенности характера:

Доррас терпеть не может друидов. Их он ненавидит особенной ненавистью, которая родилась из боли и насылаемых на него Сатирами кошмаров. Его рассудок давно помутился и рухнул под тяжестью всего, что на него обрушилось за месяцы, или даже годы пыток. Он ведь не считал, не до этого было. Он хочет осквернить каждое чистое деревце, каждый сладкий плод сделать ядовитым, каждое животное, будь то волк, или невинный зайка, чудовищем с шипами, когтями, ядом, а может и глаз побольше. Он должен нести заразу, даже если однажды погибнет от рук защитников Азерота. Кошмар не падет так просто.

Доррас очень скрытный. Даже если ему повезет найти сатиров-сородичей, он и среди них будет плести тайные интриги, и многолетние планы по возрождению прежней силы Кошмара. Он верит лишь себе, ибо прекрасно знает, что без единого лидера в виде Ксавия, его народ не станет чем-то лучшим чем иные демонические слуги того же Легиона, например. Ксавий умел держать всех в страхе, в узде. Доррасу лишь предстоит этому научится.

Доррас не любит долго засиживаться на месте. Особенно, если в его деле нету каких-либо результатов, которые стоили бы его внимания. В конце концов, он был одним из немногих, кто еще ведал великие тайны Кошмара, и поэтому он должен быть на стороже. Передвигаться с места на место, идти как можно дальше от клинков, стрел и магии защитников Азерота. Он должен поразить порчей как можно больше мест, тем самым давая Кошмару шанс стать сильнее, питая его жизнью. И если он долго будет засиживаться где-то без результатов, то время будет потрачено зря.


Мировоззрение:
Нейтрально-злое
Класс:
Друид Кошмара.
Специализация:
Заразитель
Способности:

Взывание к Кошмару: — Как друид кошмара, Доррас за свою многовековую рогатую жизнь обучился многому. Он умеет поражать землю, леса. деревья и животных кошмаром, делая их его переносчиком. Вызывать ужасающие мутации в их телах, в самих их душах, творя из существ своих собственных слуг и приспешников. Конечно же, питая землю Кошмаром, он может запросто вызвать и лозы, и корни, что будут ломать тела его врагов, поглощать их плоть для своего пропитания. Кошмар имеет поразительный спектр возможностей, во многих из которых Доррас знает толк.
Таких, как например превращение. Особенно любимый его облик, это облик паука. Облик любимых существ сатира, который его когда-то осквернил. Этот облик помогает укрываться в случае погони, помогает нападать из засады, помогает охотится.


Но также Доррас умеет обращаться в Кошмарного Плеточника. Что-то вроде аналога древня у друидов, который обычно используется для исцеления и очищения. И хоть Доррас способен извращенно исцелять, в каком-то смысле, однако облик Плеточника ему нужен, в первую очередь, для осквернения земли. Углубляясь в неё лозами и корнями, Доррас гораздо лучше пускает порчу в землю, даруя всем животным, цветам и древам свою силу, и взамен забирая всю чистую жизнь для подпитки своей темной силы.



Кошмар был рожден в основном из влияния различных доменов темной магии. Одним из которых была Бездна. Ею Доррас обучался тоже, хоть в меньшей степени. Эта сила давала немало. Возможность извращать мысли врагов, призывать темных существ из Изначальной Пустоты, менять свой облик на случай нужды. На случай, если подаренное колдуном-Сатиром кольцо его однажды подведет. Правда, Доррасу всё чаще кажется, что в его голове роятся какие-то странные мысли. Будто не его, подсказывающие что и как делать, как поразить кошмаром правильно. Но он не должен их слушать. Или же следует?...

Навыки и профессии:

В прошлом, до начала обучения магии жизни, Доррас обучался отцом владению клинком и луком. Ему казалось, что сыну даже друиду пригодятся навыки владения оружием «обычных» эльфов, как он говорил с усмешкой, веря что его сына ждет судьба достойного друида. И хотя Доррас не думал, что природа когда-либо оставит его настолько, что он возьмется за меч или лук, однако же юноша эльфийских кровей решил не отвергать уроков отца.

Также, он обучался какое-то время зельеварению. Как друид, он был обязан изучать и яды, и лекарства, и растения вокруг себя. С осквернением его души и тела, с обращением его в саму сущность Кошмара, все его знания извратились в худшую сторону. Яды, отравы, зараженные кошмаром эликсиры. Доррас пытается создавать ужасающие микстуры и зелья, которыми можно медленно, кошмарно больно убить, или заразить. О снадобьях исцеления болезней и речи быть не может. Пока он не погибнет, или не исцелится, Доррас жаждет лишь одного, нести заражение всеми доступными способами.

Вера:
Другое
Пояснение к верованиям:

В первую очередь, он верит в Ксавия. Изуродованный разум несчастного ночного эльфа возвел первого Владыку Кошмара в ранг богов, выше Элуны и любых других созданий. И лишь в Кошмар и Ксавия он верит. А если Ксавия и правда больше нету, значит он будет нести дары Кошмара в этот мир.

Знание языков:
  • Всеобщий
  • Дарнасский
  • Эредан
Пояснение к языкам:

Все языки, кои он знает не нуждаются в обьяснениях.
Дарнасский его родной язык, он знал его с малых лет, и не потерял свой дар владения в нём. Хоть и если он будет в обличии Сатира, вечное блеянье будет мешать разобрать что он там несет.
Всеобщий же он изучал для возможности более комфортного внедрения в расы Азерота, на случай если нужно будет скрываться от лишних глаз, и конечно же для совращения возможных защитников Азерота с их пути.
Эредан же он изучал у Слуг Пылающего Легиона, с которыми Сатиры вели давние дела, по причине того, что Ксавий служил Саргерасу. Доррас часто вёл дела с демонами, и постигал от них те тайны, которые им было выгодно раскрыть сатиру. Но он вряд ли когда-нибудь доверится слугам Пылающего Легиона, особенно после их падения.

Инвентарь:

Из постоянных вещей, с ним лишь зараженный Кошмаром амулет, который он старается не терять, и кольцо что может даровать недо-демону «чистокровный» лживый облик.

Род занятий:
Попытка возродить былую силу Кошмара.
Хронология:

Всё уже было сказано о его истории. Ныне, этот Сатир жаждет лишь одного, нести заражение. И всю свою жизнь, даже если вскоре она оборвется, он будет нести его Миру Азерота. А возможно, и другим мирам тоже.
Ведь вряд ли Элуна взглянет на него вновь, вряд ли его чистокровные братья и сестры не лишат его жизни как только увидят. Вряд ли найдется кто-то, кто пожелает помочь. Вряд ли найдется кто-то, кто пожелает тихий голосок остатков его чистоты услышать.

Фракции:

Почти все фракции, что есть в этом мире, и других ему одинаково противны. Пока что он еще не нашел для себя тех, с кем мог бы чувствовать себя хотя бы комфортно. Даже сатиров в расчет брать можно с натяжкой, особенно после поражения Ксавия. Ведь теперь, почти наверняка, каждое племя преследует свои собственные цели в этом мире.

Прозвища, звания, титулы:

«Несущий Заражение» — Доррас со времен своего падения занимался одним делом, заражал всё до чего можно дотянуться кошмаром. За что и получил звучное имя от своего учителя.

Места пребывания:

Сатир ходит по миру, надеясь найти места, где он сможет посеять семена кошмара, и вновь заставить Азерот вздрогнуть. Может, войска Ксавия и пали в прошлых битвах, но Сатиры еще есть, он еще есть. Возможно, он и не один, возможно он найдет себе братьев и сестер, владеющих силой Кошмара столь же искусно как и он? Кто знает.

Семейное положение:
Одинок(-а)
Родственники:

Если кто-то из родственников и выжил, Сатира это мало волнует. У него есть действительно важные дела, чем волноваться о семье. В конце концов, разве не любовь к члену семьи толкнула его в этот… Кошмар?

Питомцы:

Для него питомцы каждая лесная тварь, которую он обратил в ужасающее порождение Кошмара.

Активность:
Отыгрыш еще не начат
Дополнительные факты:
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа
  • Персонажу необходима гильдия

Вердикт:
Отказано
Комментарий:

Добрый день. В целом анкета понятна и в ней почти нет проблем, за исключением некоторые фактов, не позволяющих одобрить ее здесь и сейчас:

1. Не припомню, чтобы сатиры могли менять себе облик. В случае с сатирами кошмара, здесь это являет собой и отсутствие мотивации. Если ваш персонаж буквально генерирует заражение кошмаром, то какой резон у него скрываться? К тому же это весьма не совпадает с его фанатичным характером. Бесспорно, можно придумать возможность навешать на себя подобную иллюзию, но в случаях, когда такое перевоплощение не является мейнстримом для отыгрываемой расы, это должно происходить через отчеты непосредственно в игре.

2. Сюда же идет перевоплощение в цветы и в паука. Вообще не вижу этому внятного объяснения и не припоминаю примеров. Какой в этом смысл, когда ваш персонаж может генерить это растение и паука, оскверняя землю через него? Этот фрагмент потребует объяснения, но все равно не реализуем тем путем, каким вы желаете из-за правил сервера.

3. История покрыта тайной. Я понимаю, что это в компенсацию бесшовному повествованию, но оно оставляет вполне закономерный вопрос: А когда? Здесь играет роль сам персонаж, который мог стать последователем Ксавия еще около разлома, либо же, например, стать сатиром кошмара в Вальшаре? Вы очень аккуратно обходите моменты истории расы. В первом случае это война сатиров, во втором - война с легионом в Вальшаре? Как так вышло, что Ксавий умер, а его верный слуга остался жив? На это не хватает хронологии. Из этой проблемы вытекает то, что у персонажа вообще нет никакой истории. Его становление остается для нас тайной, и с учетом того, каким феноменом будет сейчас сатир кошмара, его явление нужно обосновать лучше.

Контакт - rolevik dima#4300

Приятной игры!

Проверил(а):
rolevik dima
Выдача (Опыт):
Не положено
0
02:18
15:32
358