Роман: Зандаларская рапсодия


В главных ролях: Занло, Иосани, Ашеллис
Автор сценария: Apex;

Луна поднялась в зенит. За окном ветхой белокаменной башни, выстроенной эльфийским архитектором Имерлирией, шел неистовый ливень; настоль рьяный, будто сами боги пытались смыть кровь и гниль, следы минувшей Четвертой Войны, в цветущих лесах Ясеневого Леса. В тёмной комнате, освещаемой лишь лунной вуалью, опадающей алебастровыми нитями на шелковые занавески, одиноко стояла девушка, облаченная в доспехи – в доспехи, где на груди скромно красовалась лычка «Иосани, капитан Армии Черной Луны». В несвойственной эльфам спешке, она бегло собирала вещи; в сумку летело лишь самое необходимое, будто бы капитан собралась в бега. Отдельное внимание Иосани уделила кольцу, блеснувшему в свете: ювелирное украшение неистовой красоты, выполненное из золота и со странными надписями вдоль оправы на Зандали.


В дверях позади раздался приглушенный стук. От испуга, Иосани выронила кольцо, но спешно подняла, пряча за пазухой. Сумка в спешке оказалась отброшена в дальний угол. Двери распахнулись.

— Иосани! Объясни мне, на каком основание тебя не было на полночной молитве Богине? Ты ставишь под удар свой авторитет, как жрицы, так и капитана моего отряда. На тебя должны ровняться, – хриплым, строгим баритоном обмолвилась вошедшая эльфийка с отрезанными ушами, что оказалась куда более мускулистее и рослее самой Иосани.

— Прошу простить, военачальница. Мне сегодня нездоровилось, — виновато заверила Иосани; её взгляд быстро скользнул в угол, а кончики пальцев слегка задрожали от неожиданного визита. Побег откладывался.

Военачальница скорчила недовольную мину, нагло проходя в глубины башни. Её следовательский взор не упускал деталей бардака в комнате, от чего зародилось подозрение. Прищуренный взгляд, томный выдох.

— Переезжаешь? – лаконично, но с явной подозрительностью вопросила военачальница Ашеллис.

Из-за этих слов сердце Иосани забилось немного быстрее прежнего.

— Решила поменять антураж, чтобы выделить побольше места для молитв Элуне, военачальница, — бегло отрапортовала капитан, не теряя воинской выдержки в общение.

Ашеллис подошла ближе, зависла несокрушимой тенью над малой Иосани, сверля её взглядом. В комнате повисла тишина, которую прерывал лишь трель одного соловья, сидящего на балюстраде.

— Чтобы больше я такого не видела, — это Ашеллис проговорила на удивление нежно, сбавляя с каждым новым слогом свой тон. Она приблизилась к губам Иосани, и плавно скрепила это затяжное приветствие поцелуем, который мог перерасти в балладу о страсти, если бы Иосани не отступилась, с виновато опущенной головой, отстранившись от проявления любви.

— Что-то не так? – с долей удивления вопросила Ашеллис, завидев отстраненность Иосани. — Раньше тебя это не смущало.

Иосани небрежно протерла губы рукавом, вытянулась в полный рост, и с опущенным взглядом выдохнула. Её глаз задергался от наступающего нервного тика, а кулаки за спиной сжались. Она больше не хотела это терпеть.


Тем временем, пока в башне на окраине Ясеневого Леса происходило нечто, через границу в Степях пролетел зандаларский птеродактиль, скрытно минуя границы эльфов благодаря силе Лоа, скрывающей наездника и зверя от взгляда чуждого. Скрываясь от проливного дождя под вуалью капюшона, молодой зандаларец Занло спешно двигался к своей цели – к башне Иосани, где ему была назначена судьбоносная встреча. На пальце тролля томилось золотистое кольцо с надписями на Зандали – точно такое же, которое старательно прятала Иосани от всеведущего взора Ашеллис.

До башни оставалась миля, и лететь дальше в открытую было опасно. Занло спикировал вниз, сокрылся средь теней и направился к дому Иосани. Птеродактиль затаился в густой растительности. Пеший ход не вызвал у тролля проблем, ведь их вид был достаточно схож с эльфами, хоть ни те, ни другие, этого не признавали.

Пред ним возвысилась белокаменное строение, украшенное узорами и лунными сигилами. У порога стояла фигура женщины, активно стучащейся в дверь. Видимо, он опоздал. Когда дверь распахнулась, и незнакомка вошла в башню, Занло решил подслушать. Подслушать, что произойдет далее. Ведомый тролльской ловкостью, он в пару тихих прыжков добрался до верхнего окна, спугнул сидящего соловья на балюстраде, и принялся наблюдать.


Иосани напряглась, взирая на Ашеллис. Она не хотела этого больше терпеть. Ашеллис заметила смену настроения Иосани, но не успела возразить, как повернула голову в сторону внезапно улетевшего соловья, хоть и значению этому не придала. Здесь, в Ясеневом Лесу, военачальница чувствовала себя в полной безопасности.

Теперь, когда трель соловья затих, тишина зависла гробовая. Лесные улочки озарились светом от пробегающей в облаках молнией, и с громогласным отзвуком грома, Иосани выпалила, развеяв вместе с природным явлением затянувшуюся тишину.

— Я не хочу этого, Ашеллис. Моё сердце принадлежит другому, и ты должна это понять. Понять и принять это, навсегда позабыв обо мне, — достаточно эмоционально выпалила Иосани; в её голосе слышалась уверенность и твердость, хоть ранее она редко проявляла эти чувства вне полей боя.

— Ты смеешь отвергать меня, Иосани? После всего, что я для тебя сделала? Я даровала тебе золото, свою любовь и чин в армии, и это так ты мне отплачиваешь? Платой, что разбивает мне сердце? — и без того нервная военачальница, загорелась еще более. От неожиданной новости она оскалилась, перевела дыхание и добавила. — Без меня – ты ничто. Запомни это. Я дам тебе время подумать над своим поведением. Ты мой капитан, оруженосец, моя жрица… моя муза, и никто более. Так заведено.

— Я ухожу, — без толики страха гордо заявила Иосани, выслушав очередную порцию принижающей её личину поэзии. — …и более не возвращусь в армию. Я благодарна тебе за всё, что ты мне дала. Но, этому стоит положить конец.

Ответ Ашеллис был немногословен. Военачальница опешила от дерзости своей ученицы, резко подошла к ней, протянула руку и схватила за горло, приподняв над землей. Иосани закашляла, брыкаясь, но не в силах была противиться величавой силе старшей жрицы.

— Отрекись от этих мыслей, иначе тебя ждет кара. Я заберу у тебя всё… — угроза отпечаталась на стенах башни эхом. Ашеллис отшвырнула Иосани в сторону, будто дворовую шавку. Жрица прокатилась по полу, и болезненно простонала, поднимаясь на ноги; влага на залитых яростью глазах затуманила взор.

Ашеллис уже уходила, открывая дверь, как внезапно, резко развернулась и взмахнула ладонью, выставив пред собой зияющую преграду из белоснежного света, отражая снаряд. Стрела со свистом вонзилась в божественный щит, и в момент осознания, Ашеллис узрела в месте, где упала Иосани, уже не безобидную жрицу. Она узрела воительницу Черной Луны, стоящей с луком и желающей возмездия за все унижения.

— Я больше не буду твоей послушной шавкой! – взревела Иосани, и накинулась на военачальницу. Разразилась схватка.

Поминая все годы унижения, рабства и армейской службы в нежелание терпеть отношения старшей жрицы к своему телу и душе, Иосани загорелась праведной яростью. Теперь она поняла, что всё это время была лишь мясом да телом, дабы ублажать деспотичную правительницу. Вооружившись кинжалами, она резко оттолкнулась от закругленной стены, в пируэте нанося удары сначала ногами поочередно, а затем лезвиями по божественному щиту Ашеллис. Он пошел трещинами.

Ашеллис на то и была старшей жрицей, что одолеть её было не так просто. Взмахнув ладонью, она высвободила малозаметные белоснежные нити, что опутали Иосани об пояс, и с громким отзвуком вдарили в стену; посыпался щебень. Только бы она хотела прочесть воззвание, и заточить Иосани в кандалах лунного света, как нечто ударило её в затылок. Массивный тролль, спрыгнувший с навершия башни, пробравшийся через окно и наблюдавший за всем этим, с высокого расстояния, ногой вдарил в спину Ашеллис, оттолкнув её на пару метров в сторону.

— Иосани! – выпалил Занло, быстро подбегая к раненной эльфийке. Он поставил её на ноги, держа свободную руку наготове; меж его пальцев бегали нити энергии, силы Лоа. — Держись, любовь моя. Я унесу нас отсюда!

В отдаленном углу башни разразился громкий хохот.

— Какая мерзость! И на «это», ты променяла мою заботу, Иосани? Властью данной мне нашим народом, я объявляю тебя предательницей за союз с врагом, — сквозь зубы процедила Ашеллис, когда её нервная усмешка прекратилась. Теперь она не собиралась жалеть ни Занло, ни Иосани. Первостепенной целью стал пришедший тролль.

Быстрый пасс рукой, и дверь башни оказалась выбита неистовым сгустком магии. Следом за дверью из башни вылетел и Занло, катясь кубырем по земле. Кожа Ашеллис, от лба до пят, медленно покрывалась белоснежными узорами, в которых виднелись вырисованные звёзды. Она вошла в резонанс с богиней, в состояния Лунного Обличья, в котором жрица имеет неимоверную силу. В её руке, из белоснежного света, выросла лунная глефа.

Рывок! Ашеллис резво подлетает на дуновениях ветра к Занло, пиная лежачего тролля в грудь. Мужчина отлетает в ближайшее дерево, но эльфийка не сбавляет темпа, швыряя в его прибитое к земле тело глефу. Тролль резко вскакивает, посылая пред собой импульс темной силы Лоа; тени буквально пожирают летящую сиящую глефу, отражая её полет. В прыжке, Занло выуживает тролльский изогнутый меч, идя напролом. Вспышка! Клинок, обуятый тенью, и лунная глефа вспыхивают, соприкасаясь в битве. Взгляд Ашеллис прищурен, неистов, и не отрывается от врага. Они скрестили клинки, дыша друг другу лоб в лоб.

Резкий пируэт, и Ашеллис отпрыгивает назад в кувырке, приземляясь на парапет башни. Взмах, и с кончиков пальцев срываются белоснежные стрелы, взрывами расходясь по местам удара, от которых тролль удачно отпрыгивал, хищно улыбаясь. Он понимал, что ему не победить старшую жрицу – нужно было лишь выиграть время, пока не пребудет птеродактиль для побега.

— Услышь меня, Бвонсамди… — томно процедил Занло, и вдоль его рук пробежалась волна бурлящей, гниющей магии. Неистовая сила Лоа Смерти высвободилась вперед разящей молнией, ударяя прямиком в Ашеллис. Но, лунный доспех оберегал её от напастей; молния оставила лишь гниющий, малый ожог, а вот земля в округе умерла, трава увяла. Не останавливаясь, Зандо ударил ладонью по земле; в почве проявились сияющие бирюзовым огнем трещины, с которых сорвался удушающий туман, устремляющийся в Ашеллис. Жрица воззвала к силе лесов, ниспосылая порыв разрушительного ветра, срывающего деревья, дабы изгнать удушающий туман. Ей удалось. Вместе с деревьями отлетел и Занло, с гулким отзвуком ударяясь в массивный булыжник спиной. Хруст, и кажется, ребра оказались переломаны. Тролль, терпя боль, уже не мог сражаться против грозного врага, и в этот момент, с небес спикировал птеродактиль. Быстро, без умолку, животина схватила в когти Занло и Иосани, хвостом отбив подбегающую Ашеллис, и резко взмыл в воздух, дабы сбежать с поля боя.

Но, Ашеллис не желала отпускать предателей. Припав на колени, она обратилась к Богине Луны, и в её руках вырос массивный лук, сотворенный из света. Лук, с огромной стрелой на наконечнике.

— Anu dorinih tala… — шепотом процедила военачальница, и отпустила тетиву. Стрела устремилась в цель, прорубая пред собой кроны листвы и деревья, оставляя зияющий шлейф из звездной силы, буквально освещающей ночную темень, и с гулким взрывом вонзилась в птеродактиля, прошивая его насквозь. Птица ахнула, и помчалась вниз, вместе с наездниками.


Занло и Иосани, понимая, что птица лететь дальше не может, приняли свою судьбу. Сидя на падающем вниз звере, они взглянули друг на друга, и синхронно обмолвились «Я люблю тебя». Страстный поцелуй, удар, тишина.

Птеродактиль упал в нескольких милях от места событий, и что произошло дальше – мало кому известно. Конец.


Прим.: Фанфик не призван кого-либо оскорбить. Все совпадения с реальными персонажами случайны, а написанное здесь — выдумка чистой воды, и не является каноном Darkmoon RolePlay (по крайней мере, пока).

+24
12:11
571
Приятного прочтения
12:21
+1
это так романтично!!!
12:35
0
можно я прочитаю это в рп?????
12:39
+3
Я подтверждаю, все это правда. Так и было.
12:50
+1
Любовь никогда ничего не требует, она всегда дает. Любовь страдает, но не обижается и никогда не мстит. Я знаю, что для чистой любви нет ничего невозможного. Любовь, основанная на доброте тех, кого ты любишь, есть не истинная любовь, а корыстная сделка; истинная же любовь скромна и не требует ответа. Любовь — это величайшая в мире сила, но трудно вообразить себе что-либо более скромное, чем она.
13:49
0
базаришь…
Наконец-то они перестали отрицать свою запретную любовь. Жду вторую часть
13:12
0
Сжечь.
13:16
0
Жду теперь приквел, уже про Халиту и Ашеллис
Fly
21:34
0
*пинает*
13:52
0
теперь это лор проекта darkmoon
14:11
0
Лучший фанфик по мотивам ДаркМуна. Дайте автору кошкожену от лица Партии.
14:47
0
Я б тебе дал
15:06
0
Эльфы лесбухи и женитьба на тролле конечно так себе идея, но написано хорошо, жду приквел с хорни рабством и доминацией.
16:02
0
Я ждал этого 10 000 лет.
16:38
+1
И всё-таки он герой…
17:46
+2
… а на место, куда упал птеродактиль, вскоре прибыл гном-ветролетчик Колин Штурвалкинс. Ловко управляя летательным аппаратом, он выполнил противозенитный манёвр и осуществил посадку «по-самолетному», прошкрябав полозьями по земле несколько десятков метров. Фюзеляж старенького ветролета затрясся, передавая вибрации от потерявшей обороты силовой установки и в конце концов замер, чуть развернув нос в сторону от направления движения. Ветролетчик заглушил издающий характерный свист двигатель и сложил несущий винт в укладочный ящик. Повесив винтовку со складным прикладом за спину, гном перекрыл топливный кран и отправился на место трагедии.
Пред глазами его предстала страшная, но типичная для авиакатастрофы картина — погибший птеродактиль теперь уже мало напоминал грозное, на грациозное животное, коим был при жизни, что оборвалась вместе с его последним полетом. Частично фрагментированный от сильнейшего удара, он лежал в небольшой воронке, что была заполнена характерного цвета кровью. Гном вздохнул и приподнял остатки крыла летучего зверя, доставая из под него небольшую деревянную коробочку оранжевого цвета — так называемый «черный ящик». Хотите, не хотите ли, а Регламент управления воздушным движением Межрасового Авиационного Совета — есть Регламент управления воздушным движением Межрасового Авиационного Совета… Хочешь летать — устанавливай дополнительную аппаратуру согласно утвержденного перечня, и никого не волнует то обстоятельство, что летаешь ты на птеродактиле…
Колин вернулся к своему ветролету и подключил «черный ящик» к дешифратору, позволяя хитроумному устройству делать свое дело. Прошло совсем немного времени и расшифровка истинных событий последнего полета была окончена. Гном поджал губы, осознавая весь ужас, что ему предстоит сейчас услышать, а затем щелкнул тумблером, переключая дешифратор в режим воспроизведения расшифровки: Запись расшифровки последнего полета
20:03
+1
АХАХАХАХАХА
Сейко, ты чо наделал
23:32
0
надеюсь что такого будет больше, жду следующий выпуск
07:55
0
Больше захватывающих и волнующих сердце историй! yvojenie
21:11
0
Тиранда?
10:53
0
опа я не видела этого